United States of Postmodernism

17:50 

wtnv-3

энтони лашден
I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Название: Вечное сияние
Автор: Entony Lashden
Бета: Hideaki + Морган
Фэндом: Welcome to Night Vale
Персонажи: Карлос/Сесил
Рейтинг: R
Жанры: романс
Размер: мини
Статус: закончен
Саммари: вселенная пахнет вишневым пирогом




Звезды пахнут имбирем. От неба идет терпкий запах корицы и кардамона. Космос отдает гвоздикой, бесконечность – накрахмаленной скатертью и сосновым столом.
Вселенная пахнет как вишневый пирог.
У Сесила такие красные губы, словно радушная хозяйка отрезала ему несколько кусков этого пирога.

«Бессмертник» - так называется пучок сухих стеблей, растущих в корневище огромной секвойи, которая закрывает небо. Тонкие полупрозрачные ниточки, пробивающиеся из-под мощных корней – Сесил отламывает желтый цветок, и, растирая его между пальцев, усаживается под деревом.
- Если бы деревья могли говорить, тебе не пришлось бы столько времени торчать в городе, пытаясь узнать хоть что-то, - Сесил улыбается и прижимается лопатками к шершавому стволу. Пальцы вымажутся в смоле, а ладони покроются патиной серебристой пыли, на джинсах останутся зеленые полосы от травы, но Карлос все равно садится рядом, Карлос садится близко, настолько близко, что между их руками остается всего лишь два сантиметра до глупости и влюбленности.
Карлос ничего не отвечает; возможно, потому, что разглядывает молочно-белое скопление звезд, выглядывающее из-под раскидистых веток дерева, а может потому, что еще не наступил правильный момент для того, чтобы сказать: «Я рад торчать в городе, потому что могу видеть тебя».
Карлос не знает, наступит ли такой момент вообще, но, когда Сесил улыбается ему краем рта и закрывает глаза, внутри что-то предательски обмирает от его близости и беззащитности: Сесил, которого можно переломать двумя пальцами; Сесил, чья шея умещается в обхвате ладоней. И в такие минуты Карлосу начинает казаться, что он уже во всем признался, что стадия нервного закусывания щек и дрожащих рук прошла, и теперь они могут наслаждаться тем, что дарит взаимная влюбленность.
Карлос не понимает, как он мог жить без Сесила раньше, и не представляет свое будущее без него – это очень опасно. Влюбленность очень опасна. Куда опаснее любых исследований, которые он проводит в Найт Вейле.

- Ты ничего не узнаешь, - Сесил кладет цветок на колено и вытягивает ноги. – Найт Вейл не нужно понимать – его нужно чувствовать. Все приобретает смысл только тогда, когда ты начинаешь в это верить.
- Наука оперирует фактами, - тихо говорит Карлос, и это звучит как школярская глупость, глухо падающая на сухую землю леса, который все видит и слышит. В кронах деревьев перешептывается ветер, и ветки скрипят, пытаясь рассказать друг другу какую-то особенно увлекательную историю.

У Сесила – выцветшие белые волосы, у Сесила – узкие розовые губы, у Сесила – светлая кожа, Сесил не человек, а форма для идеального человека. Сесил создан не разрозненным пересечением хромосом – Сесил продуман, заранее спланирован. Сесил не случаен.
Карлоса не предупредили в университете, что однажды он столкнется лицом к лицу с воплощением теории не-вероятности: таких, как Сесил, быть не должно. Но вот он сидит рядом, и его плечо соприкасается с плечом Карлоса.
Это непостижимо.

Это точно так же непостижимо, как и небо цвета индиго, которое у кромки горизонта становится нежно-лавандовым; точно так же, как и перламутровые осколки звезд, складывающиеся в созвездия, которых Карлос никогда раньше не видел; точно так же, как и непостижимо чувство, заставляющее Карлоса тереть руки и бояться коснуться Сесила.

Карлос берет цветок с ноги Сесила и вдевает между прядями волос. Это не самое продуманное действие, но Карлос ничего не может с собой сделать. Он старается не думать о том, как укладывает Сесила на лопатки и обрывает на его лицо лепестки всех цветов в округе. Он старается не думать о том, как приносит домой к Сесилу охапки букетов в шуршащих обертках, а потом, свалив цветы на пол, обнимает и целует Сесила. Ему многого стоит остановиться и не запустить пальцы в его белые волосы, не притянуть его за шею, не прикоснуться губами к его ключицам.
Карлос справляется, как может.

- Мы все здесь с определенной целью – это факт. Так можешь и записать в свой отчет, - он дотрагивается ладонью до своей шеи – имитирует случайность – а потом передвигает пальцы к уху, касаясь цветка. Сесил удивлен тем, что цветок на месте – какое-то время он просто обводит сердцевину, словно старается осмыслить происходящее.
- Откуда ты это знаешь?
- Я просто знаю, - пожимает плечами Сесил, рассеянно теребя волосы. – Ты поворачиваешь за угол и знаешь, что там обязательно будет химчистка, потому что ты ходишь в нее вот уже десять лет. А я просыпаюсь и знаю, что мы не одиноки. Даже если кажется, что мы совсем одни. Я знаю, что все имеет смысл и предназначение. Все мы здесь потому, что так было задумано… - Сесил замолкает и почему-то сразу после этого оборачивается к Карлосу – секунда, пока они смотрят друг другу в глаза – и прижимается губами к его губам. Сесил замирает: вероятно, не знает, что делать дальше, поэтому он просто смотрит на Карлоса, целуя его рот, и Карлосу кажется, что расплывшиеся радужки глаз Сесила становятся фиолетовыми. Карлосу хочется запомнить происходящее, поэтому он отстраняется и кладет ладонь на щеку Сесила, задевая его нижнюю губу большим пальцем:
- Ты понимаешь, что сейчас происходит?.. – да, этот осипший голос – это голос Карлоса. Сдавленный шепот: «Я целую тебя», - это шепот Сесила.

Карлос сглатывает.
Карлос опускает ладонь на его шею и чувствует его прерывистое дыхание.
Карлос говорит: «Хорошо». Он говорит: «Хорошо, что ты понимаешь, потому что я не понимаю ни черта».
Непонимание не мешает ему целоваться.

Сесил учится: может, это его первый поцелуй, может, он пробует, каково целоваться с тем, с кем ты по-настоящему хочешь поцеловаться – он приоткрывает рот, когда Карлос надавливает языком на его нижнюю губу, и старается не прижиматься зубами к зубам Карлоса. Так хорошо: Карлос проводит по небу и чуть прикусывает губу, заставляя прижаться ближе, просовывает руку между спиной Сесила и деревом и привлекает к себе.
Сесил закрывает глаза. Сесил цепляется за рубашку Карлоса. Сесил выдыхает и надавливает кончиком языка на язык Карлоса. Многие бы назвали это страстным поцелуем, но на деле они задыхаются друг в друге.

Все смешивается: запах хвои, хлопанье крыльев ночной птицы, вкус губ, теплота тела, ужасно смущающее «Пожалуйста, не останавливайся» и длинное горловое аханье, когда Карлос тянет Сесила и усаживает к себе на колени. Так делают в другой жизни – в жизни, где Карлос берет кофе в магазине, а не находит его под дверью; в жизни, где билеты на автобус покупаются у водителя, а не выдаются вместе со свидетельством о рождении; в жизни, где Карлос знал, что делать, когда ты бессильно мычишь от желания быть к кому-то ближе.
Сесил запускает руку в волосы, вытягивается, когда Карлос прижимает его к своим бедрам за талию, и плавно двигается вперед, проверяя, что последует за этим. За этим следует рычание, после которого чужая ладонь тянет за откос джинсов, плотнее придавливая к себе – удачный эксперимент. Сесил двигается совсем медленно взад-вперед по ширинке, чувствуя, как становится горячо и между бедер упирается чужой член, а потом с нажимом садится и привстает.

Карлос помнит, каково это – заниматься сексом. Это не похоже на секс.
Это в тысячу раз лучше.

Карлосу не хочется запускать руку под белье, не хочется быстро работать ладонью, чтобы кончить, – ему хочется, чтобы это тянущееся, томное, горячее ощущение внизу живота не пропадало, чтобы Сесил сидел на нем и облизывал губы, чтобы Сесил сжимал его руку на своих брюках и, опустив голову, глухо постанывал. Сесил запрокидывает голову и внимательно вслушивается в то, как Карлос шепчет: «Сесил». Он послушно наклоняется к Карлосу и мягко дотрагивается до его губ: «Я с тобой».
Они куда ближе друг к другу, чем могли быть при сексе: это не проникновение, это – слияние, когда Сесил открывает рот и глотает выдох Карлоса, когда он ведет губами от кадыка к подбородку и втягивает губу, когда Сесил открывает глаза и в упор смотрит на Карлоса.

На одно короткое мгновение, пока желтый цветок выскальзывает из волос Сесила, Карлос понимает.
Карлос смотрит в его лиловые глаза и понимает.

Сесил – бес-смерт-ник.
Сесил.
Бессмертный.

@темы: fiction

URL
Комментарии
2013-09-30 в 18:34 

tmriddle
T. M. Riddle || if you need a miracle
Красиво. :heart:

читать дальше

2013-09-30 в 20:19 

ivor seghers
заморский провинциал
Это россыпь драгоценностей - перламутр, аметист, рубины. Белое золото бессмертника. Самый драгоценный момент жизни сияет в темноте.

Они куда ближе друг к другу, чем могли быть при сексе: это не проникновение, это – слияние
Как повезло тем, у кого в жизни было такое! А может быть, если такое было, это никогда не проходит, а где-то вечно длится.

Спасибо!

2013-10-01 в 10:09 

энтони лашден
I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
tmriddle, ну я просто ебанный победитель по жизни.
Спасибо, что сказал, Том :з

ivor seghers, мр-мр-мр, вам спасибо (:

URL
2013-10-07 в 03:05 

TedTheFat
Пальто мистера Грэйвза определенно было грехом. (с)
энтони лашден, знаете что? Пойду-ка я читать всю НЦ-у вашего авторства по знакомым и незнакомым фандомам....
:crazylove:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная