United States of Postmodernism

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: как насчет щепоточки страданий (список заголовков)
01:31 

в м е с т е н е в м е с т е \ а+а

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
в м е с т е н е в м е с т е


рисует: nollaig lou
записывает: тони лашден




Арья х Арина

Я плакала дома. Я плакала в маршрутке. Я плакала в автобусе. Я плакала, ложась спать. Я плакала, просыпаясь. Я плакала бесконтрольно, я плакала безутешно.
Я не верила, что все может так закончиться.


Мы были в одном лагере: я готовилась к олимпиаде по русскому, она – по обществоведению.
Я шла по коридору. И увидела, как она, без косметики, в потертых джинсах, в растянутой кофте, читает огромную книгу в желтой обложке.
Я остановилась. И просто смотрела на нее.
Когда она подняла голову, я спросила, как выйти в холл, хотя там был один прямой коридор. Это было нелепо.

Мне не хочется думать, что это было неизбежно. Мы не должны были интересовать друг друга.

За следующие пару недель мы увиделись три раза, но больше не общались.
Вскоре я уехала. Мне было тяжело долго находиться с людьми.

Когда я вернулась домой, первое, что я сделала, – написала ей, стараясь убедить себя, что это только визуальная симпатия. Нам было не о чем говорить.
В декабре я почему-то поздравила ее с днем рождения, и мы проговорили до 4 утра. Она рассказывала о том, как пекла печенье.

Когда мы в первый раз пришли к лесу, было очень снежно. Это был четверг. Я так нервничала, что не смогла добраться одна. Я взяла с собой друга и попросила довести меня до места встречи, как бы я ни просила уйти. Мне казалось, что все не так: у меня слишком красные щеки, у меня розовый пуховик (я ненавижу розовый). А потом пришла она.
Я обняла ее и не захотела двигаться. Я чувствовала защищенность и спокойствие.
Я вернулась домой.

дальше

@темы: до того, как стало мейнстримом, Лили, вместеневместе, Подними индекс самоубийств своим вкладом, Как насчет щепоточки страданий, Антон Лашден решает не умирать, тексты

14:30 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Разгребал недавно блокноты:

1. (..) мне было так плохо, что мне постоянно казалось, что от этого нельзя не умереть. Я часами ждал того момента, когда все кончится - все, все в буквальном смысле: завтрак из белой еды, походы в университет, работа, покупка книг - я жил ощущением того, что после этого ада должно наступать полное и безграничное избавление.
В результате, я просто завел второй аккаунт на твиттере.

2. Однажды ты теряешь способность плакать - и это, на самом деле, критическая точка. Хуже стать уже не может. Когда ты не можешь заплакать и тебя бьет дрожью от того, как тебе плохо, но тело отказывается страдать, тебе приходится принять это.
Тебе приходится смириться с тем, что ты вынужден жить дальше.

3. Я помню, как сказал ему: "Мне это не нужно" (под "этим" я подразумевал человеческое отношение ко мне, моим переживаниям, заботу и помощь мне), и в этот самый момент я заплакал, потому что больше всего мне хотелось закричать: "Пожалуйста, пусть мне поможет хоть кто-нибудь". Я готов был принять помощь от абсолютно посторонних людей, я готов был рыдать в церквях, костелах, возвращаться домой и плакать на улице, плакать в подъезде, плакать у двери - заходить домой улыбаясь.
Одна из моих основных проблем: я знаю, как спастись, но считаю себя недостойным спасения.

4. Я расплакался перед ним и ушел с ощущением того, что мы видимся в последний раз. Через три часа он написал: "Как ты себя чувствуешь?"
И я удивился.
Какое-то время я просто смотрел на монитор.

5. Я удивляюсь каждый раз, когда люди ведут себя по отношению ко мне хорошо.

6. Р-р сказал: "Я не знал, что тебя это так расстраивает".
Мне хотелось разбить стекло машины. Мне хотелось сломать себе руку. Мне хотелось открыть дверь и выбежать в лес.
Это не расстраивает меня. Это у-нич-то-жа-ет меня.

7. Иногда я расстраиваюсь просто потому, что думаю о себе и своей жизни. Мы ехали с Х. в метро, я посмотрел на девушку рядом, и она казалась вполне счастливой и довольной. "Как жаль, что я не могу быть счастливым", - подумал я. Почему?
Я строю планы: квартира с большой библиотекой, две собаки и морковный сок в холодильнике. И беспросветное одиночество. Ненависть к себе, которую ты пытаешься оставить, но она преследует тебя. Может, построить другой план? Найти другую фантазию? Я стараюсь, но при всех моих попытках сложить из этого другую историю все равно получается "Ты один и так будет всегда".

8. "Доверься мне".
Неужели я похож на человека, которому можно сказать такое? "Ударь меня трижды и разрушь наши отношения" - так следовало бы сказать. Это ближе к моим возможностям. Ближе к тому, чем я являюсь.

@темы: тексты, Подними индекс самоубийств своим вкладом, Как насчет щепоточки страданий

URL
00:34 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.


Я испытываю какое-то неимоверное желание утаить переживания, потому что тогда они останутся исключительно моими, а с другой стороны, велик шанс, что в следующий раз я не смогу опереться на документальные свидетельства и обвиню себя в чересчур дерзких фантазиях по поводу других людей.

Мне, наверное, мало что из этого хочется как-то вербализировать, просто я ходил на терапию девять месяцев и за них можно было не только написать книгу, проанализировать мое детство и найти механизм, запускающий в моей жизни селф-харм, но и можно было умело скрывать свои реальные страхи и говорить только о том, о чем мне хотелось говорить. Идея того, что можно было обратиться за помощью к другому человеку раньше вообще не приходила в мою голову, и вот мы сидим в публичном месте, и мне очень грустно, и я понимаю, что сейчас расплачусь, и привычно извиняюсь за то, что я - это я, что я сижу в кафе и стараюсь не разрыдаться, потому что я ненавижу себя так сильно, что у меня уже не хватает сил справляться с этим самостоятельно, и Лу говорит: "Ты можешь заплакать. Ты можешь сделать все, если тебе нужно это, чтобы почувствовать себя лучше" -

воздействие этого широкого жеста заключается в том, что я пускаюсь в мироточение, описывая это сейчас,

-

и я просто начинаю плакать, рассказывая о том, что со мной не так.

Хочется прописать это еще раз: когда я видел, как рядом со мной две девушки сидели и смотрели кино, я почувствовал, насколько нормально касаться друг друга и быть друг с другом для других людей, и насколько это неадекватно воспринимается мной, и меня снова накрыло переживанием, что это не они какие-то не такие, это у меня проблемы, это я не такой, это я буду в одиночестве из-за своей неспособности всегда быть стабильным, это я догнию в пустой квартире, потому что я все разрушаю, я все порчу, я свожу на нет любые хорошие отношения, я виноват в том, что моя жизнь такая, какая она есть. Моя единственная реальная проблема в жизни - то, что мне приходится быть мной.

И я просто устал быть всегда несчастным. Я не знаю, как это можно описать точнее, но я устал просыпаться и чувствовать, что вот я снова хочу включить Джой Дивижн и лежать на полу, я не могу общаться с людьми, видеть их, говорить с ними; я устал быть собой и жить своей жизнью - и я рассказываю Лу о том, что так и не смог рассказать своему психотерапевту, насколько я чувствую себя брошенным и одиноким, что я - это всегда сломанный ребенок, который задыхается в панике в толпе. И пока я это все рассказываю, я не чувствую необходимости притворяться, что у меня все хорошо, что завтра я напишу параграф в курсовую и статью, потому что сейчас мне плохо - и это важно, и Лу меня слушает и не осуждает, и мне можно просто сидеть и плакать.

В этой кинеме вся мой жизнь: водить пальцем по полосатым обоям и, прикрыв рот ладонью, с содроганием рыдать от беспомощности.
Чувствую такую колоссальную признательность за то, что можно быть нестабильным, можно быть слабым, можно быть эмоциональным; признательность за то, что можно быть собой.

@темы: Как насчет щепоточки страданий, Подними индекс самоубийств своим вкладом

URL
00:59 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Ключевое различие:
в шестнадцать ты можешь сутками напролет рассказывать, как ты терпеть не можешь жизнь и как ты мечтаешь бесславно погибнуть где-нибудь на окраине, от пули навылет или от дерзкого оскорбления какого-нибудь ценителя Миши Круга; ты строишь планы: сегодня ты наденешь эти джинсы для гибели, возьмешь с собой эти книги, чтобы случайно не умереть не эстетом; у тебя есть четкое представление, что жизнь не стоит труда подниматься с кровати, жизнь не стоит походов за лезвиями "спутник", жизнь не стоит покупок книг за десять баксов, и это клокочет в тебе. Бесцельность раздражает, неосмысленность переходит в ярость, внутренняя пустота заполняется гневом.

в девятнадцать ты едва-едва связываешь концы с концами: "Вчера мне снова хотелось перестать существовать, потому что..." - и ты не помнишь причины. Ничто не вызывает в тебе раздражения. Ничто не оскорбляет твое чувство прекрасного. Скорее всего, даже если ты сейчас действительно сделаешь с собой, завтра тебе придется только более тщательно выбирать одежду, чтобы она закрывала кисти. Тебе надоедает ненавидеть себя, тебе надоедает жизнь вокруг, тебе надоедает жизнь в бесконечном сопливом "мне-так-плохо" (тебе не становится лучше), тебе надоедает завидовать людям: они влюбляются, начинают встречаться, они съезжаются - ты покупаешь еще больше книг. Зарплата, которую не на кого тратить, выходные, которые не с кем проводить; я жду момента перехода в диссоциативное, чтобы можно было отдельной части себя сыпать цитатами из Книги Бытия. Ни-че-го не происходит день за днем, ни-че-го. "Наверное, там круто работать?" Откуда мне знать, я слишком занят тем, чтобы находить причины обесценивания своих усилий и переживания собственной отвергнутости. Какая презентация новой книги, о чем ты, у меня в планах сегодня лежать и слушать Пласибо, и думать, что даже Брайан Молко нашел в себе силы перестать скулить и принимать таблетки горстями, нашел в себе силы писать плохую музыку и выдавать ее за "ничего-так-и-было-задумано".

У меня даже есть фантазия, что 99% моей теперешней нелюбви к нему обусловлено его предательством: куда же ты, вернись, пиши песни о том, как тебе плохо. На ютьюбе одна девочка написала: "Это ужасно, но мне хочется, чтобы с Патриком Вульфом произошло что-то ужасное, чтобы он снова начал писать о тоске".

Это не жизнь, это - мучительное разделение с жизнью, какой она должна быть: в час дня я слушаю Элвиса, и меня переполняет желание писать, в семь вечера я пялюсь в потолок. Больше всего в Праге меня поразили фотографии, где Кафка был денди, и мне показалось это таким ужасающе правдивым: ты можешь сколько угодно долго подбирать одежду и гвоздики в петлицы, можешь даже работать в пристойном месте и даже кое-как выполнять желания родителей хотя бы немного процветать - и ненавидеть себя, ненавидеть себя, ненавидеть.

У Борхеса - "Борхес и я" - противопоставление, окончательный разрыв связи я-автор: тот, кто пишет, и тот, кто смотрит на написанное, - и совсем по-другому у Фаулза, "Кротовые норы": расщепление на сотню людей, каждый из которых что-то дописывает на одном и том же листе. Я - стихийное скопление людей, каждый из которых пересказывает друг другу личную драму, истории наслаиваются одна на другую и теряют свою индивидуальность, теряют накал.

Ты привыкаешь к тому, что у тебя не получаются долгосрочные отношения с людьми; как они могут получиться? Мы говорим о том, что я испытываю, и я отвечаю: "Иногда мне так сильно хочется причинить тебе боль, что мне приходится ругаться с тобой, просто чтобы ты ушел". Чтобы ты делся куда-нибудь. Подальше от меня.

Это утомляет; расчленить себя на заднем дворе, купить пластмассовую ванночку и окунать в раствор щелочи. Мне раньше самым симпатичным образом во всей драматургии казался сартровский Орест, облепленный мухами, который плакал, но все равно заносил меч: неизбежность повторения, какой-то туповатый и тупиковый фатум. Да-да, "life is a flat circle".

Это такой стишок, нужно выучить: тебе хорошо - и снова плохо-плохо-плохо. Хорошо - и снова плохо-плохо-плохо.
Ты привыкнешь.

@темы: Подними индекс самоубийств своим вкладом, Как насчет щепоточки страданий

URL
00:38 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.


"Когда мы влюблены, мы выглядим нелепо". Что же, пускай так, но я не чувствую ничего, откуда тогда это нарастающее впечатление абсурдности?

В комнате пахнет стиральным порошком; я как будто превращаюсь в обезумевшую прачку Золя, которая драит и штопает чужую одежду днем и зашивает саму себя по ночам, я как будто бы каждое утро просыпаюсь в чистилище и с чувством невыполненного долга окунаюсь в очередную порцию неудач и претерпеваний. Эмиль, когда эта книга кончится? у меня нет сил стараться, я плохо прописанный герой без будущего, который должен умереть под повозкой, пожалуйста, пусть этот автор осознает свое бессилие.
Ночью я листаю философский словарь и от культа богини матери до постмодернизма, от шаманства до идеализма, от Диогена до Дерриды - ни одного ответа на интересующие меня вопросы. Мне с каждым днем все больше любопытно, как долго можно протянуть, осознавая полную бессмысленность своей жизни, щепетильно проверяя, стало ли меньше причин жить и как-то злорадно радоваться, обнаруживая, что радостей стало на одну меньше, обнаруживая, что счастье ушло в минус, обнаруживая, что все течет и все изменяется только в худшую сторону.

В соседнем подъезде живет мальчик в красивом пальто, который в пять утра выгуливает подслеповатую таксу, и, пока я, поджав ноги, смотрю, как такса, надрываясь, прыгает в сугробах, он успевает выкурить две сигареты. Мне начинает казаться, что на этом этапе снова надо начать курить, чтобы ставить пепельницу на живот и, устало приподнявшись на локте, с вызовом смотреть в стену, выпускать дым. Без зеркала я не помню, как выгляжу. Без паспорта я не помню, как меня зовут.

Ночь длится и длится, словно змея, прикусившая собственный хвост и от злости и страха выпускающая яд в самое себя. Я единственный источник собственной боли, я единственный, кто эту боль испытывает - солипсизм в его кристальной чистоте. В специальной теории вероятности мне нравится представление о том, что у света одинаковая скорость: одновременно это грустно и радостно знать, что свет рано или поздно достигнет тебя, просто тебе не повезло быть на Нептуне. Стоило выбраться ближе к солнцу. Стоило уехать на море, стоило упаковать вещи на неделю раньше - я по-прежнему здесь, у меня по-прежнему кровоточит палец, я все так же перебираю во рту названия "Прага, Хельсинки, Осло, Лидс, Ливерпул, - и дальше быстрее: Манчестер, Брайтон, Париж, середина нигде, середина никого, ничто на всех сторонах света".

В семь тридцать утра снег забирается в сапоги и мочит носки, и я не чувствую стоп, и мне жжет губы и щеки, и я останавливаюсь на середине дороге, и надо мной скрипят сосны, и собака рядом покусывает лапу, и вдалеке мерцают огни высоток. Когда я запрокидываю голову, я не вижу звезд, и меня больше не изумляет моральный закон внутри себя, меня изумляет космическая, предельная пустота, отчаяние размером со вселенную, которое пульсирует внутри меня. Tantrum - это когда ты срываешься и кричишь от злости, despondency - это когда ты плачешь от неспособности испытывать tantrum.

Брайан Молко советует мне быть нечистым и выпустить на волю свою тоску, потому что у него перехватывает дыхание каждый раз, когда я теряю контроль. Однако Брайан вот уже десять лет как не придерживается этой точки зрения. Брайан Молко, вместе с которым мы "хотели действовать, но мчались под откос и падали-падали-падали. Нет, ты никогда не увидишь меня одиноким" - этот Брайан Молко заперт в 1994 году, за два месяца до того, как я появлюсь на свет.

Тоска была в этом мире и до меня, и в это трудно поверить.
В это так трудно поверить, когда каждый мой день начинается с изобретения печали, боли и чувства бесполезности.

If I could tear you from the ceiling
I know the best have tried
I'd fill your every breath with meaning
And find the place we both could hide

Don’t go and leave me
And please don’t drive me blind

I know you're broken
I know you're broken
I know you're broken
I know you're broken

@темы: Как насчет щепоточки страданий, Подними индекс самоубийств своим вкладом, Это мой мальчик!, Я завещаю это своим детям, тексты

URL
00:41 

lock Доступ к записи ограничен

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:26 

синдром поиска глубинного смысла

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.


В темном-темном городе, на темной-темной улице, в темном-темном доме, в темному-темном подвале, в темной-темной комнате
Шерлок Холмс прячет Джима Мориарти.

Меня травмирует не столько то, что Джим сидит уткнувшись лицом в колени, прижавшись к стене (потерянный брошенный мальчик). Меня убивает то, что Шерлок Холмс, который спрашивает: "Почему ты никогда не чувствовал боли?" - дрожит в его присутствии и кривит губы, когда Джим отвечает: "Боль чувствуется всегда". Боль чувствуется всегда, мистер Холмс: и когда ты стреляешь себе в голову, и когда ты видишь, как единственный человек, которого ты хочешь получить, предпочитает сидеть в продавленном кресле и слушать байки про войну вместо игр с тобой. О, мистер Холмс, боль чувствуется абсолютно всегда. Боль, одиночество, потери, смерть чувствуются абсолютно всегда. Хочешь я расскажу тебе?.. Хочешь я покажу тебе?..

Мистер Холмс, который теряет контроль и приползает подыхать к Джиму Мориарти, рыдает перед ним на коленях, и Джим поет о том, как все это скучно. Как скучно, Шерлок, быть вечно запертым здесь; как скучно смотреть на твою жизнь без меня, ты такой скучный, такой скучный, что я сажусь перед тобой на колени и умоляю остаться. Я смеюсь и плачу, смеюсь и плачу, плачу, плачу, плачу - и растерянное лицо Мориарти, когда он видит судороги Шерлока и тихо повторяет: "Шерлок умирает".
Мистер Холмс, что вы знаете о боли, если человек, который наконец может быть только вашим, хочет снова уйти от вас. Что вы знаете об ожидании? Что вы знаете о тоске? Вам известно чувство утраты? Вам известно чувство утраты - Джим, улегшись рядом с ним, снова встает. Это не Шерлоку надо принять решение: выжить или умереть - это психопату Джиму Мориарти нужно решить, оставить Шерлока себе и убить его или отпустить его и быть одному.

Мне нравится не только то, что Джим взволнованно ходит на цепи, как собака, мечущаяся перед раненым хозяином, мне нравится то, как он, широко открыв глаза, рассказывает Шерлоку, как он дорог другим людям. Джим Мориарти, измеряющий цену людей в стоимости их костюмов, рассказывает социопату Шерлоку Холмсу о том, как другие люди нуждаются в нем. "Мертвым быть хорошо", но миссис Хадсон будет плакать. Мамочка и папочка будут плакать. Ирэн будет плакать. Джон наплачет целый океан слез. Я буду плакать, Шерлок, я смеюсь и плачу, плачу, плачу. Без тебя я могу только плакать.

Джим знает о нем все, так просто управлять человеком, когда ты знаешь о нем все. Ты знаешь, кем он дорожит больше всего (и это не ты), ты знаешь, чего он боится больше всего (и это не утрата тебя). Ты все это знаешь - и поэтому, отвернувшись от него, чтобы не видеть, как тот дернется от одного упоминания имени, говоришь: "Джон точно в опасности". И буквально через секунду эти кривляния "Я что-то не то сказал? Ты передумал?", чтобы не разрыдаться, которые переходят в отчаянный вопль: "Шерлок!"
Джим не хочет больше быть один, но не может оставить себе Шерлока, потому что смеется и плачет от того, что любит его слишком сильно. Любовь, граничащая с ненавистью. Ненависть, переходящая в любовь.
Зависимость, от которой нельзя избавиться.

В сознании Шерлока Джим Мориарти сидит в смирительной рубашке, затянутой на все ремни, чтобы он не мог освободить рук и найти себе еще один пистолет;
Джим Мориарти сидит в комнате с мягкими стенами, где он не сможет себя поранить;
Джим Мориарти закован в ошейник, чтобы он никуда не ушел;
в сознании Шерлока Холмса Джим Мориарти готов ждать его целую вечность.

Джим готов провести с ним целую вечность.

@темы: fiction, Как насчет щепоточки страданий, Подними индекс самоубийств своим вкладом, до того, как стало мейнстримом, Лили

10:48 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
04.01.2014 в 18:13
Пишет #answereth me:

«Майкрофт похож на Джеймса Бонда», говорит Гэтисс.
«Он удовлетворяет нашу общую потребность в вере в то, что кто-то контролирует ситуацию, когда как на самом деле, такого человека нет. Мы живем в ревущей пустоте хаоса». ©


URL записи

@темы: Как насчет щепоточки страданий, до того, как стало мейнстримом, Лили

02:55 

ПОКЛЯЛСЯ НЕ ПОСТИТЬ // ПОЩУ

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.


Насущным всегда был вопрос, как ты можешь защитить человека, которым дорожишь больше всего, если ему не нужна твоя защита и твое покровительство.
Kind of frustrating.

@темы: Я завещаю это своим детям, Как насчет щепоточки страданий, КРУТИТЕ КОЛЕСО САНСАРЫ

01:12 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Вчера, например, я обдумывал этот скандинавский опыт жизни в одиночестве, когда вот у тебя есть работа, небольшая квартира и проездной на автобус, который ходит от гипермаркета рядом до здания главного офиса. И ничего у тебя больше нет, потому что ты поднимаешься в 5:30, полтора часа едешь на работу, пьешь там кофе, обсуждаешь матч, который вчера смотрел по телевизору, работаешь, собственно, а потом в шесть выходишь из офиса, в восемь покупаешь кочан брюссельской капусты и обезжиренный йогурт, а потом идешь домой.

Мы вставали даже не в 5:30 - мы вставали в пять утра, ели черничный йогурт с мюсли, и я пил очень горячий чай, просто чтобы открыть глаза. Вот выходишь ты из дома, отпихиваешь кошку ногой и через лес идешь к автобусу: а что, зеленая зона, дом в лесу, очень экологично, рядом озеро, как прелестно, боже, скорей бы уснуть/умереть - через два часа приходишь в лицей, в шесть вечера уходишь из лицея. Дома в девять.
Меня в Швеции поражало даже не столько это утомительное каждодневное повторение: подъем-черничный йогурт-лицей, - сколько видимое отсутствие хоть каких-либо изменений. Живешь в стране, где тебе в месяц дают пятьсот евро просто за то, что ты приезжаешь в лицей (сначала кажется, что пустая трата денег, но ты попробуй подниматься каждое утро в пять), и тратишь эти деньги на конфеты. Почему не поедешь куда-нибудь? "Не знаю. Никак не могу собраться".

В стране, где нет бедных, где девушка-грузчик несет те же мешки, что мужчина-грузчик, где у всех есть все, за лицеем стоят и курят марихуану. Зачем? А день на пятый, когда перестаешь выбирать одежду, когда просто надеваешь первые попавшиеся вещи, когда даже не включаешь плеер, а просто смотришь на бесконечную Швецию за окном, понимаешь, откуда эти гигантские цифры подростковых самоубийств. Жизнь есть, смысла в ней нет.

На химии можно было строить бензольные кольца в 3д, и я развлекался тем, что старался наполнить осмысленностью это действо: молекула к молекуле, чтобы образовать кольцо, которое ты потом сам и разрушишь, чтобы построить очередное кольцо. И мне это никогда не удавалось, как, в общих чертах, мне не удается ничто, и все как было странной попыткой придать хотя бы видимость смысла, так оно и осталось.

Никакого движения.
"Летящая стрела неподвижна, так как в каждый момент времени она покоится, а поскольку она покоится в каждый момент времени, то она покоится всегда".

@темы: Как насчет щепоточки страданий, Подними индекс самоубийств своим вкладом

URL
19:43 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
02:49 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.


нечего больше терять, некому больше верить
над рекой, над полем, в моей голове туман
и мне остаётся обнять лишь себя самого и встретить

воем бешеным пляшет, в истерике бьётся
и кричит, и не может покоя найти
но никто не придёт, нет, никто не вернётся
никто не придёт, нет, никто не вернётся
никто никогда ни за что не простит


и не смей, не смей напевать свою вечную
довольно, устал, мне хватило сполна
ты опять за своё, я опять покалеченный
для тебя — серенада, для меня — седина

но ты не дремлешь, не спишь, ты всё пьёшь мою кровь
и ты не слышишь меня, нет, ты точно не слышишь
своих песен.

Порой люди прощаются с крышей,
и что хуже того, люди бросаются с крыш



Прослушать или скачать The Retuses Triangulum бесплатно на Простоплеер

@темы: до того, как стало мейнстримом, Лили, Фелиция Бауэр выела мои вены, Подними индекс самоубийств своим вкладом, Как насчет щепоточки страданий

URL
23:42 

lock Доступ к записи ограничен

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:58 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
02:13 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.


хх
я кричу не от боли
от предчувствия боли
и это не страх
а петля стягивает шею

любовь моя
если ты позовешь меня
с того края

я сделаю шаг
(я сделаю тысячу шагов с эшафота)

и ни одна удавка
и ни одна цепь
меня не удержит

ни палач ни судья
ни бог в которого
ты не можешь
перестать верить

меня не остановят

душа моя
никогда
не имей дело
с теми

кто живет быстрее всех смертных
и любит - в тысячу раз сильней

@темы: тексты, Как насчет щепоточки страданий

URL
12:52 

охуительные истории услышать не хотите ли

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Победоносно шествую по жизни.

В общем, моя бессонница достигла высшей точки, точно так же, как этой точки достиг Майкл Фассбендер на комиконе, когда Джейми положил ладонь на его коленочку и предложил рол-плей с волчьей маской. Вот уже полторы недели я укладываю себя в кроватушку в час ночи и после часов пяти борьбы с собой засыпаю в шесть утра, чтобы встать - в восемь! вах, какое продуманное расписание сна, Энтони! Древние боги гордятся тобой, сынок!

В голове полный беспорядок, я чувствую себя по-настоящему больным, особенно в те сладкие секунды, когда я еду, например, в метро, слушаю Кэнни Уэста и вдруг меня поражает мысль, что давно было бы пора прикончить себя. И вот Кэнни бодрит меня воплями ФАСТЕР ХАРДЕР СТРОНГЭР БИТЧ, а я стою и обдумываю, как бы это мне словчить и убить себя. Вообще, с учетом того, сколько я сплю и еще того факта, что ночью в темноте не особенно чем займешься (на прошлой неделе я читал порнушку по Куинто/Пайну, было весело, пока она вся не закончилась), у меня есть очень много наработок в этой, бесспорно, новаторской области.

Самая драма не в этих важных мыслях о самоубийстве, а в том, что я чувствую капитальное расслоение своей и не так слишком-то стойкой системы жизневосприятия: часть меня реально очень сильно болеет, и каждое утро мне приходится преодолевать второй, более здоровой частью себя, омерзение к собственной неспособности жить. Да и чувствуется это слишком унизительно: вот тебе 19 и вот ты лежишь в темноте и смотришь в потолок, и не можешь закрыть глаза, потому что они тебе сразу же начинают болеть, и вот ты лежишь, лежишь и думаешь, как бы это исхитриться и не проснуться.

Лет в 14 я загадывал, чтобы в один прекрасный день я смог написать нечто стоящее. С учетом того, что это исполнилось, пронзаю, надо было попросить умереть во сне.

Меня очень напрягают постоянные разбросы из состояния в состояние, эмоции никак не связаны с объектами, плачешь или грустишь вне зависимости от происходящего и опираешься исключительно на болото из собственных чувств. Очень весело, очень.

Читаю книжку про полячку, которую в Аушвице насиловали ее надзирательницы, с каким-то прискорбным и угнетающим чувством глубокого удовлетворения, вызванного, скорее всего, тем, что не я один страдаю.

@темы: Как насчет щепоточки страданий, Лашден, стыдоба-то какая, Подними индекс самоубийств своим вкладом, Это мой мальчик!

URL
20:41 

story of i

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Привет, давайте плакать, глядя на социальную рекламу.


@темы: Я завещаю это своим детям, Как насчет щепоточки страданий

15:07 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
А. утверждает, что настоящее безумие заключается не в том, чтобы увидеть, например, мужчину в коридоре, который, как тебе доподлинно известно, абсолютно пуст.

Настоящее безумие - назначить ему свидание.

@темы: Как насчет щепоточки страданий, Подними индекс самоубийств своим вкладом, Я завещаю это своим детям

00:25 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.




x

Give me hope in silence
It's easier; it's kinder
Tell me not of heartbreak
It plagues my soul, plagues my soul

But I am not the enemy

And bury me beside you
I have no hope
In solitude

But I came and I was nothing
And time will give us nothing

So why did you choose to lean on
A man you knew was falling?


Прослушать или скачать The Mumford and Sons The Enemy бесплатно на Простоплеер

@темы: Как насчет щепоточки страданий, Подними индекс самоубийств своим вкладом, ты красивый, ты умрешь первым

23:56 

lock Доступ к записи ограничен

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
главная