United States of Postmodernism

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: лашден, стыдоба-то какая (список заголовков)
02:30 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.


Она говорит: "Быть влюбленным - это значит добровольно обречь себя ждать смсок, рыдать по несколько дней в неделю исключительно из-за того, что она была невнимательна и не оценила твои усилия повесить гирлянду. Это научиться печь морковные пироги, потому что она вегетарианка, это купить себе две симкарты: одну специально для того, чтобы звонить ей в другой город. Быть влюбленным и любить - это значит расстаться, а потом понять, что без нее еще хуже, чем с ней; менять работу, менять место жительства, менять партнеров, менять телефоны, прическу, одежду, начать и бросить курить - пытаться всеми доступными способами заполнить пустоту и понимать, что ее ничем нельзя заполнить".

Любить - это граничит с болезнью. Любить - это лететь через восемьсот километров, в предпоследний день сдавать отчеты, чтобы попасть в проект и увидеть ее, увидеть ее, увидеть и дотронуться до нее; приехать в город, в котором она была какое-то время и собирать остаточные доказательства ее присутствия, чтобы потом лежать и, любуясь потолком, составлять эти бессмысленные сценарии: ты забираешь ее из этого города, из другого города, из дома на побережье, где она живет с мужем - это все неважно, ты забираешь ее. И она слишком крепко держит тебя за руку, и за одну эту секунду, когда она хмурится и сплетает ваши пальцы, ты понимаешь, что она ждала, пока ты вернешься; что, может, она полюбила эти красные клетчатые занавески и запах сырости исключительно потому, что знала: ты вернешься, ты обязательно вернешься, потому что ты слишком сильно ее любишь и с каждым днем тебе становится только хуже.

Она говорит: "Иногда мне кажется, что вся моя дальнейшая жизнь - это пересказ уже случившегося. Я любила ее так, что для другой любви ни сил, ни желания. Мучительный поиск ее черт в других людях, это загадывание: если новой девушке нравится Моррисси, значит, мы сойдемся. Но новой девушке никогда не нравится Морриси. Бессмысленно..." - она обводит рукой помещение и закрывает глаза. "Это все так бессмысленно. Я смотрю на других людей и понимаю, что они встречаются друг с другом не потому, что они испытывают в этом потребность, а потому, что не хотят быть одинокими. И я не хочу быть одинокой. Любви не будет еще долгое время, и ты знаешь это, и все равно заполняешь жизнь дурацкими интрижками, чтобы не чувствовать: ты одна, и теперь это будет длиться практически вечно".

Теперь ты знаешь, что нужно было ответить не так и сказать не то. Нужно было поступить не так и сделать по-другому. И от этого нет никакого проку, потому что эти феноменальные знания пригодятся тебе только в случаях беспредельной тоски и грусти по тому, как другой человек придавал осмысленности твоей жизни, а все остальное время ты будешь жить с непреходящим ощущением, что ты вел себя как кретин и травмировал того, что был ближе всех. Многие называют это взрослением, но я склонен полагать, что это разочарование в себе.

Ты не должен был делать этого, не должен был делать того; лучшее, что ты вообще мог совершить, - никогда не встречаться с ней и не знакомиться, потому что теперь ты можешь сочинять восхитительные истории, в которых она злится и кричит: "Ты разрушаешь мою жизнь!" - и это вполне оправданный упрек (хуже всего то, что любой упрек в твой адрес, - это оправданный упрек). Никто не знает, что такое держать тебя за руку и одновременно жалеть и мечтать ударить тебя. Никто не знает, что такое любить и ненавидеть тебя в одну и ту же секунду. Никто не знает, и ты надеешься, что вскоре об этом забудет и она.

Ты всем рассказываешь, что жизнь продолжается и вроде как веришь в это и сам, а потом она говорит: "Если бы у меня была возможность вернуться в тот день, когда я влюбилась в нее, я бы подошла и попросила ее уйти с места встречи, удалить мой номер и никогда не вспоминать о моем существовании". Тебе плохо не от того, что ты испытываешь сейчас (в общих чертах, ты не испытываешь ничего), тебе плохо от того, что ты все еще помнишь, как она пахнет и как именно она зачесывает волосы, и в чем она спит, тебе плохо от того, что когда-то тебе было хорошо, а сейчас - нет.

"И теперь это будет длиться практически вечно".

@темы: Лашден, стыдоба-то какая, тексты, до того, как стало мейнстримом, Лили

02:04 

lock Доступ к записи ограничен

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:33 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
В жизни каждой маленькой девочки наступает такой момент, когда она осознает разницу между трансцендентным и трансцендентальным.

А в жизни Антона Лашдена наступает такой момент, когда вот четыре утра, а он смотрит на дерьмово оформленную презентацию про нано-шурупы для проверки тормозной системы тракторов на английском и скромно пишет в комментариях, что, эм, прасцице, я признаю со всем принижением, что случайно переписал текст на слайдах 11, 13, 16, 18, 20-33 и не смог пройти мимо картинок, вынесенных за поля слайда (какое новаторское дизайнерское решение, хвалю, нижайше кланяюсь автору), а в целом, работа-то проделана блестяще, просто удивительно, как это зарубежные инвесторы не оценили этого креативного подхода с ярко-зеленым цветом текста и разными шрифтами на каждом слайде. Зажравшиеся европейцы.

Сегодня мне выдали справку о том, что, несмотря на все мои старания, я все-таки смог пройти курс и теперь могу быть назначенным на руководящие должности (В ПРЕЗИДЕНТЫ УЖЕ ЗАВТРА, В ПРЕМЬЕРЫ - УЖЕ СЕГОДНЯ), я подавляю желание написать IN YOUR FACE и выслать скан справки в лс под аплодисменты своих разрушенных надежд на совместное будущее. В целом, это подтверждает теорию о том, что вещи, которые ты страстно желаешь, ты получаешь. Но получаешь слишком поздно и с наклейкой "ВСКРЫТО ТАМОЖЕННОЙ СЛУЖБОЙ".
Серьезно, часа два провел в порывах написать смску "ТЕПЕРЬ Я ОФИЦИАЛЬНО ВМЕНЯЕМ. ЛЮБИ МЕНЯ", потом вспомнил, что это может быть расценено как харассмент, и выбросил эту инициативу оппозиционного правительства в урну еще в первом чтении.

Каждый раз, когда мне вдруг резко начинает казаться, что я слишком одинок и слишком безнадежен в преломлении к реальной жизни, я даю себе совет почитать книгу.
В результате этих потрясающих решений дней пять назад, встретив подряд в Достоевском имена "Варвара", "Катя" и "Григорий" я ПРИДУМАЛ СЕБЕ ЦЕЛУЮ ИСТОРИЮ НА ЭТОТ СЧЕТ, РАССТРОИЛСЯ И ПОЛДНЯ ПЕРЕЖИВАЛ ИЗ-ЗА ТОГО, ЧТО ПРОИЗОШЛО В МОЕЙ ГОЛОВЕ ПО ЭТОМУ ПОВОДУ. Такие ноктюрны не всем по силам, но я никогда не искал простых решений и не скрывал своих амбиций в этой области.

Лучший момент дня - когда можно заползти в одежде под одеяло и согреться.

@темы: Я завещаю это своим детям, Это мой мальчик!, Лашден, стыдоба-то какая, КРУТИТЕ КОЛЕСО САНСАРЫ

00:50 

пригорел

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Что меня особенно раздражает в боди-позитивных пабликах без адекватной администрации, так это то, что они не модерируют комментарии. И это каждый раз поднимает во мне восстание декабристов, потому что

эм, наведываясь в боди-позитив, я рассчитываю увидеть исключительно материалы, которые поддержат меня в трудные минуты экзистенциальных метаний, когда я вижу очередную отощавшую девушку - и понимаю, что я не она, а потом еще одну - и она снова не я, а потом обнаруживаю себя в окружении медиа-образов тощих умирающих от недоедания тян, которые испытывают колоссальное желание нравиться хоть кому-нибудь.
Но каждый раз, предпринимая такую вылазку, я натыкаюсь на еще одни площадки для оценки чужой внешности, когда мужчины приходят в подобные паблики и.

Начинают говорить девушкам, что вот им-то они бы вдули. "Задница немного подгуляла, но так бы я тебе присунул". Или начинаю говорить, что "да, на сиськи этой барышни у меня стоит".
Или - реальная цитата - "отъедайтесь! в девушке главное - сиськи и жопа".

Меня поражает эта абсолютная уверенность в том, что кого-то вообще интересует их мнение. Или что эти паблики созданы для того, чтобы мужчины приходили и высказывали свои ценнейшие указания насчет того, как и кому нужно выглядеть. Все эти омерзительные и унизительные "аппетитная штучка", "сладкая малышка", "можно я подрочу на тебя?"

Представьте, какую колоссальную работу с сознанием человека нужно провести, чтобы закрепить за ним инстинктивное ощущение собственного превосходства исключительно потому, что у него есть член.

@темы: КРУТИТЕ КОЛЕСО САНСАРЫ, Лашден, стыдоба-то какая

12:52 

охуительные истории услышать не хотите ли

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Победоносно шествую по жизни.

В общем, моя бессонница достигла высшей точки, точно так же, как этой точки достиг Майкл Фассбендер на комиконе, когда Джейми положил ладонь на его коленочку и предложил рол-плей с волчьей маской. Вот уже полторы недели я укладываю себя в кроватушку в час ночи и после часов пяти борьбы с собой засыпаю в шесть утра, чтобы встать - в восемь! вах, какое продуманное расписание сна, Энтони! Древние боги гордятся тобой, сынок!

В голове полный беспорядок, я чувствую себя по-настоящему больным, особенно в те сладкие секунды, когда я еду, например, в метро, слушаю Кэнни Уэста и вдруг меня поражает мысль, что давно было бы пора прикончить себя. И вот Кэнни бодрит меня воплями ФАСТЕР ХАРДЕР СТРОНГЭР БИТЧ, а я стою и обдумываю, как бы это мне словчить и убить себя. Вообще, с учетом того, сколько я сплю и еще того факта, что ночью в темноте не особенно чем займешься (на прошлой неделе я читал порнушку по Куинто/Пайну, было весело, пока она вся не закончилась), у меня есть очень много наработок в этой, бесспорно, новаторской области.

Самая драма не в этих важных мыслях о самоубийстве, а в том, что я чувствую капитальное расслоение своей и не так слишком-то стойкой системы жизневосприятия: часть меня реально очень сильно болеет, и каждое утро мне приходится преодолевать второй, более здоровой частью себя, омерзение к собственной неспособности жить. Да и чувствуется это слишком унизительно: вот тебе 19 и вот ты лежишь в темноте и смотришь в потолок, и не можешь закрыть глаза, потому что они тебе сразу же начинают болеть, и вот ты лежишь, лежишь и думаешь, как бы это исхитриться и не проснуться.

Лет в 14 я загадывал, чтобы в один прекрасный день я смог написать нечто стоящее. С учетом того, что это исполнилось, пронзаю, надо было попросить умереть во сне.

Меня очень напрягают постоянные разбросы из состояния в состояние, эмоции никак не связаны с объектами, плачешь или грустишь вне зависимости от происходящего и опираешься исключительно на болото из собственных чувств. Очень весело, очень.

Читаю книжку про полячку, которую в Аушвице насиловали ее надзирательницы, с каким-то прискорбным и угнетающим чувством глубокого удовлетворения, вызванного, скорее всего, тем, что не я один страдаю.

@темы: Как насчет щепоточки страданий, Лашден, стыдоба-то какая, Подними индекс самоубийств своим вкладом, Это мой мальчик!

URL
19:24 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
16:58 

прикладная экстраверсия

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Больше всего на свете я не люблю навешивание ярлыков в духе: интроверт - молчаливый замкнутый социофоб, экстраверт - туповатый общительный лабрадор.


Прикладная экстраверсия


В начале XX века Карла Густав Юнг, сидя в одной премилой кофейне с окнами на Хофбург, поделился предположением о том, что поведение человека может быть детерминировано не только требованиями общества, бессознательными мотивами родителей и бессознательным самого индивида, но и определенной долей генетической предрасположенности. «Что за чушь!» - фыркнула официантка, верующая исключительно во фрейдизм, и оставила Юнга один на один с его кофе. В 1921 вообще было странно поднимать такой вопрос, так как исследования личности и психики индивида только-только начались, а Юнг, решительный парень, шагнул на три десятилетия вперед и передал межвременные братские объятья Гансу Айзенку, написав «Психологические типы». В «Типах» Юнг впервые употребляет такие любопытные слова как «экстраверт» и «интроверт» и, выдержав определенную интригу на ста страницах, дает определение этим восхитительным феноменам:
8 психологических типов Юнга

В целом, на этом можно было и успокоиться, оставить пылиться на полках описание параметров чужой личности, но у Ганса Айзенка было другое мнение на этот счет. В 1933 он, эмигрировав в Америку и не поступив на физический факультет (победитель по жизни), был прибит волнами быта к факультету философии и социологии, где его смыло в бухту психологии, в которой он и провел всю оставшуюся жизнь. Возможно то, с каким спокойствием он воспринял крушение своих жизненных планов, и заставило его обратиться к психотипам Юнга, а возможно, ему просто нравилось звучание этих слов, но так или иначе, он решил доработать эту теорию и, после десяти лет полевой работы, потрясая многостраничной рукописью, заявил, что вся его жизнь была ложью.
Айзенк изучал, как определяются черты личности в зависимости от того, как люди ведут себя в различных ситуациях, и выделил 4 уровня взаимодействия людей с другими люди, на основании которых можно говорит о доминировании каких-то личностных диспозиций:
базовые черты личности по Айзенку, нейротизм и стабильность

А теперь внесите в студию мертвую проститутку, потому что на ней мы и будем показывать, как экстраверты и интроверты работают в реальной жизни.
Так как я сам экстраверт, в 90% разговоров, в которые я вообще вступаю, кто-то так или иначе называет меня социальной блядью. Что бы я делал, не работай моя психика по механизму стабильности? Я бы сидел в углу и переживал эти гнусные инсинуации, страдал из-за того, что меня обзывают, и старался изолироваться от людей. Но я экстраверт, а это значит, что я вообще мало значения придаю персонализированной информации (насрать на всех остальных людей, кроме себя, - так можно выразить это проще). Примеры, которые будут разобраны дальше обобщены, стандартизированы и стереотипны, а это значит, что не все экстраверты так себя ведут и так реагируют, но в большинстве случаев можно ожидать именно такой реакции.

Итак, у нас есть экстраверт Эрик. Эрику 27 лет, он глава отдела связей с общественностью крупной компании. Ежедневно через Эрика проходит около двухсот людей, с каждым из которых Эрик должен пообщаться и получить от них определенную информацию для того, чтобы продолжать адекватно и эффективно работать. Эрик любит ходить в кино, читать и обсуждать книги, ходить в бар по пятницам и общаться со своими друзьями, которых у Эрика – внимание – четверо.
У нас также есть интроверт Иллай. Ему 29, он работает в отделе технической поддержки и большую часть дня он проводит наедине со своим компьютером, слушая даунтемпо и Радиохэд. Все было бы идеально, если бы Эрику и Иллаю не приходилось ежедневно контактировать друг с другом и причинять друг другу кучу дискомфорта своим поведением. Иллай, в общем-то, не агрессивный парень, но каждый раз, когда Эрик врывается в его кабинет, забыв постучать и подождать ответа, Иллаю кажется, что он готов разодрать его лицо и сломать ему позвоночник. А Эрик никак не может понять, почему этот хмурый ублюдок из техпома не может сделать над собой усилие и быть хоть каплю дружелюбнее.

Проблема №1: отношение к окружающему миру
читать дальше

Проблема №2: промышленный шпионаж и система кодировок информации Шеннона
читать дальше

Проблема № 3: «я думал, это останется между нами!»
читать дальше

Проблема № 4: «ты не обращаешь на меня внимания!» = поиграй со мной! Принеси мне мертвого гуся! Давай взорвем это здание и начнем принимать наркотики!
читать дальше

Проблема № 5: «ты не ценишь того, что я делаю!»
читать дальше

Как только вы начнете понимать, что экстраверсия – это не желание поболтать ни о чем и не способ отвлекать вас от работы, это не постоянное веселье и не подозрительный оптимизм; как только вы осознаете, что экстраверсия – это такой мученический способ переработки информации и контактов с реальностью, который требует определенного внимания и поддержки со стороны,

Вы поймете, что экстравертам тоже нужны одеялки и чашечки горячего шоколада.
И еще им нужна любовь.

Впрочем, как и всем нам.

Вопрос: сегодня мы выучили много нового?
1. да, капитан!  274  (100%)
Всего: 274

@темы: эта аналитика веселее, чем секс с мертвой проституткой, тексты, до того, как стало мейнстримом, Лили, Я завещаю это своим детям, Лашден, стыдоба-то какая

01:22 

lock Доступ к записи ограничен

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:10 

TRASH

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
01:16 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Entony Lashden => Лашден и голые дадаисты => Лашден целовал Бога => энтони лашден

Энтони Лашден и его океан страданий, так выглядит этот ник полностью, но он, как и я, немного инвалидный и чуточку конченный.


запись создана: 21.04.2013 в 01:25

@темы: Лашден, стыдоба-то какая, Лашден любит порядок

23:36 

lock Доступ к записи ограничен

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:13 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
12:46 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Сейчас я объясню вам, насколько у меня большие проблемы с тем, чтобы разделять реальность и происходящее в моей голове:

у меня есть запись с концерта Миши Родионова, сделанная в Москве, когда в начале весны они презентовали кусочки нового альбома, и одна из моих любимых песен оттуда - "Астра".
Так вот, в "Астре", девушка, которая записывала видео, из которого этот трек вытащен, говорит:

Я знаю, что ты любишь ее. Я тебя рассекретила

И один из сценариев, который я постоянно откатываю, что однажды я приеду в Москву или в Питер, чтобы послушать Родионова в его естественной среде обитания, и там будет девушка, которая будет шептать над моим ухом:

Ты несчастлив. Я тебя рассекретила

@темы: Лашден, стыдоба-то какая

01:59 

рт1

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.

хх

В корвете пахло ментоловыми сигаретами и трехдневной депрессией.

Он вел машину, вцепившись в руль, как завзятый любитель сваливаться в придорожные кюветы по недосмотру, и стряхивал пепел в скомканную баночку коки между ног.
- Дорогуша, наша дорога ведет в небеса! - он вскидывает руку к крыше машины и стучит костяшками пальцев, стараясь превратить тачку в кабриолет.
- Я надеялась доехать до Оклахомы!
Он смеется и вжимает педаль в пол.

Я высовываюсь из окна и выставляю руки навстречу ветру, который жадно целует меня на скорости 80 миль в час - мама учила меня не подставляться под незнакомцев, но он включает Боуи громче, и поэтому маменька, кричащая в моей голове, что я закончу стриптизершей, временно замолкает. Я могу вывалиться из машины, я могу сломать себе чертов позвоночник, я могу дотянуться до неба и откусить кусок от лоснящегося бока луны. Сегодня я могу все.

От него пахнет лесом, лесом и тоской, лесом и марихуаной, лесом и небом; у него слишком короткая стрижка и слишком длинные рукава пиджака, которые он постоянно подтягивает к локтям.
- Отличная ночка, не правда ли, Дженни?! - он хлопает по двери машины и ведет плечами в такт музыке. - Отличная ночка, дорогуша!
- Лучше всех!
Он смеется и отпускает руль, и мы мчимся по темному шоссе под его высокий крик: "Мы разобьемся, Дженни, мы к чертям разобьемся!"

so it goes

@темы: Лашден, стыдоба-то какая, Это мой мальчик!, Я завещаю это своим детям, тексты

00:34 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Я позорище, я знаю.
Зажгите все огни Севастополя, чтобы осветить мое падение.

Надо написать нормальный американский текст, чтобы все охуели, но это случится не сегодня.
хх



Ричард должен был быть маменькиным сынком в преппи-одежде. Ричард должен был иметь диплом адвоката и жену, малышку Люсиль (белые кудри, узкие трусики-танго, "Аххх, Рич, ты такой горячий жеребец!"). Ричард должен был кататься на ауди с кожаными сиденьями и подогревом его золотой задницы. Ричард должен был развлекаться гольфом и беседами о политике. Ричард должен был лежать по выходным на подстриженном газоне и играть с детьмию
Ричард срать хотел на то, что он должен.

Ричард выбивает дверь с ноги и показывает в воздухе: "Двойной виски". Ричард скалится, Ричард трет костяшками пальцев свой пиджак и откидывает волосы с лица, Ричард устраивается у барной стойки и вытягивает руку, доставая до ширинки бармена:
- Это - за отдельную плату, - улыбается бармен и подается вперед.
Ричард целует его, Ричард тянет его за волосы, Ричард рычит, когда тот кусает его за нижнюю губу.

Ричард любит быстрые тачки и долгий секс; Ричард любит парней с узкими бедрами и девушек с большой грудью; Ричард любит курить, пить, просыпаться после полудня, слушать рок 60-ых и носить дорогую одежду. Ричард любит подбирать проституток у дороги и переплачивать за доставку пиццы, которую он не ест. Он любит ходить пьяным по ночам и стучать в двери мотелей, спугивая спаривающихся людей внутри. Ричард любить обкусывать щеки изнутри, целоваться с открытыми глазами и оставлять синяки.
Ричард любит включать музыку до упора и стучать в потолок соседям, он любит звонить маме по скайпу и орать: "Я МУЖИК, Я МУЖИК, ЧЕРТ ПОДЕРИ!"

Мама имеет обыкновение орать в ответ:"АМЕЛИ, КОГДА ПРОЙДЕТ ЭТОТ ЗАТЯНУВШИЙСЯ ПОДРОСТКОВЫЙ ПЕРИОД?"

@темы: тексты, Лашден, стыдоба-то какая

15:25 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
- ...и там он и убил себя.
- А-ха-ха, Тони, я понял, как ты шутишь! ()

хх
В психоделичном желтом оформлении на другом ресурсе можно на это дело посмотреть здесь, а можно и не смотреть, ведь что мы можем исправить по вселенной.


Минск: тебе здесь не место.


В английском языке существует семнадцать слов для обозначения скуки и рутины, но даже все они вместе взятые не могут описать того отчаяния, которое постигает человека в Минске. Разве эти семнадцать слов могут описать ощущение, которое возникает, когда ты едешь из Уручья в центр в пять сорок утра, и в пустом вагоне бездомный садится рядом с тобой и, учтиво пристроив картонную коробку рядом, забывается беспробудным пьяным сном, прерываемым вскриками: «Роузмэри, это не моя вина!» Разве эти семнадцать слов способны донести эту бесконечную мутную печаль, которая разливается в грудной клетке, когда ты выходишь на Грушевке и, оглядевшись вокруг, вдруг задаешься вопросом, какого черта ты делаешь здесь. В этом городе. На этой планете. В чем причина и смысл твоего существования?.. Могут ли они помочь понять чувство, которое каждый минчанин получает в возрасте шести лет вместе с проездным на автобус и наставлением отца: «Просто не жди ничего особенного»?
Если бы кому-то нужно было придумать слово, обозначающее бессмысленность и тщетность усилий что-либо изменить, которые сопровождаются колоссальным разочарованием в себе и окружающих, долго мучиться не пришлось бы. Это слово «Минск», мир. Пользуйся на здоровье, мы все здесь страдаем для того, чтобы в сравнении в остальной Вселенной жить было не так и плохо.

Когда мне было пять лет, мы с дедушкой часто возвращались домой через железнодорожный переход на Пулихова: под ногами скрипят старые деревянные доски, ветер сбивает волосы в один запутанный ком, и ржавая металлическая стенка по бокам моста жалобно стонет: «Боже, как здесь тоскливо». В один из дней – серое свинцовое небо, мелкий дождь в лицо, не мне вам рассказывать об этих прелестях – какой-то умник решил, что это очень подходящее место, чтобы убить себя. В целом, с высоты моего теперешнего опыта, я могу смело заявить, что любое место в Минске – это подходящие декорации для самоубийства, но тогда я не обладал этим сокровенным знанием и полным собранием Кафки, которое многое прояснило в моей жизни. Вокруг было много людей, из-под моста слышался сдавленный мат, а мой дедушка, на вопрос, что случилось, сказал, что какой-то кретин решил спрыгнуть. И в пять лет, будучи непрямым потомком Шерлока Холмса и находясь в очень далеком родстве с мисс Марпл, я не сразу догадался, зачем, и потому решил уточнить, что могло вынуть этого человека отказаться от мультфильма «Человек-паук» в два часа дня и киндер-сюрпризов. «Ну, наверное, у него были причины», - ответил мой дедушка.
Через десять лет я узнаю, что для самоубийства в Минске, в общем-то, не нужно никаких причин. Достаточно просто просыпаться с утра – и понимать, что дело хуже некуда. Ты на дне, парень, ты на самом дне. Выхода нет. Можешь даже не писать записку, всем и так понятно, что, раз уж ты в Минске, большого выбора причин жить у тебя нет.

Минск не располагает к рождению великих дарований; Минск располагает к самоубийствам, ну и возможно, к открытию кофеен по образцу Вильнюса. Отличить приезжего и коренного минчанина крайне просто: вы идете вместе по улице, сворачиваете, например, на Карла Маркса, и там, глядя на чужеродно европейскую улицу, твой собеседник задумчиво тянет: «Да, а в прошлом году, буквально в это же время, я пытался покончить с собой». И все, дальше вы начинает с ним понимать друг друга с полуслова, как будто у вас супер-совместимость на last.fm и вам обоим нравятся фильмы Коэнов. Порядочные люди в Минске так или иначе пытались отказаться от привилегии жить: большая часть моих друзей, при совместных прогулках, любит рассказывать эти ужасно уморительные истории о том, как они пытались откуда-то спрыгнуть, или где-то там вырезать себе вены, и что вот «в этом магазине, друг, мне продали десять пачек снотворного».

Меня всегда интересовало, почему так просто купить одноразовые опасные лезвия для бритья, и почему никто не интересуется, зачем они мне. Прихожу я в отдел, покупаю три пачки, поправляя юбку, чтобы никто случайно не усмотрел, что лезвия «Спутник» - спонсоры отсутствия у меня какой-либо личной жизни вот уже четыре когда как. И всем плевать. Действительно, скорее всего, я покупаю их для своего парализованного дедушки, который предпочитает бриться по старинке, кромсая лицо в кровавые клочья. «Для чего вам эти лезвия, дорогуша?» - «О, вы знаете, депиляция – это так мейнстримно! Я люблю, когда все ноги в порезах после бритья. Я люблю страдать, понимаете». Или вот, зачем мне сразу семь пачек успокоительно? Я ведь просто много нервничаю, ОЧЕНЬ МНОГО НЕРВНИЧАЮ. Мне нужно много алкоголя, потому что вечеринки в моей квартире не остановить, очень много сигарет, потому что я бросаю перчатку вызова Джармушу и переделываю его «Кофе и сигареты». Я скупаю все обезболивающее в аптеке исключительно потому, что собираюсь смотреть «Хатико» и боюсь, что сердце не выдержит.
В Минске очень трудно удивить кого-то откровением, что жизнь не стоит труда быть прожитой; в первый раз, когда я покупал себе «Персен», аптекарша, смотря куда-то сквозь меня, сказала, что лучше взять «Новопассит», потому что «он сильнее будет». Спасибо за заботу, дорогая, это были самые продуктивные выходные в моей жизни, когда я, отключенный от матрицы, смотрел три сезона «Друзей» подряд и не мог встать с дивана.

Чем чаще тебе приходится выходить на улицу, тем меньше у тебя уверенности, что ты не в аду. Если в квартире еще можно притворяться, что у тебя есть амбиции и планы на будущее, то, как только ты оказываешься внутри города, ты чувствуешь жжение в области грудной клетки. И это не аллергия на новый свитер из шерсти, купленный на скидке в Mexx, - это не что иное, как разочарование в жизни, детка. Говорят, что Париж под дождем похож на серую розу. Что же, Минск под дождем похож на кладбище молодых и талантливых, да и без дождя ситуация не особенно меняется…

Недавно Р, рассказывая мне о Минске, сказал, что тут очень много места, чувствуется масштаб и простор, а я, оставляя за нами экзистенциальные крошки, чтобы мы смогли вернуться в то место, откуда вышли, вернуться в теплоту клетчатых одеял и желтого лампового освещения, говорю, что это основной посыл самоубийц – заполнить эту пустоту.
Ведь куда любопытнее идти и рассказывать: «Хм, полюбуйся на то здание!.. ничего примечательного, конечно, но в 2008, под композицию «My sweet prince» я пытался осуществить свой лучший перформанс». Куда веселее говорить: «Прелестная кафешка. В ее уборной я впервые попробовал вырезать себе вены… Неудачно, конечно, но потом я заказал там латте – отменный латте – и горечь поражения как-то сошла на нет».
Куда интереснее говорить: «Отличный город. Да-да, я пытаюсь выиграть здесь у своего мортидо, но Танатос блефует и постоянно ставит меня в неловкое положение».

Однажды я по ошибке зашел в мужской туалет и, закатав платье, разрезал себе бедро, просто чтобы как-то оживить вечер. Вслед за мной зашел мужчина и, увидев меня, истекающего кровью, сказал: «Эх, молодежь! Развлекаетесь!...»

Безудержное веселье, да.

@темы: тексты, до того, как стало мейнстримом, Лили, Это мой мальчик!, Прими свои наркотики и ляг спать, Подними индекс самоубийств своим вкладом, Лашден, стыдоба-то какая, Как насчет щепоточки страданий

21:34 

уитман, гг

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.

Иногда Ф, проснувшись с утра, забывает, что она поклялась вечно любить меня и разделять мой нездоровый интерес к мужчинам, умершим на несколько веков раньше меня, и наивно начинает считать себя свободным человеком, который может позволить себе некоторое время не общаться со мной. Ну, знаете, иногда Ф воображает, будто бы у нее есть выбор: общаться или не общаться со мной – она, глупышка, не знает, что у меня есть свои люди на международной космической станции, и ей нигде не скрыться от наших спутников. Несмотря на информацию, которые мне присылают ребята из НАСА, для меня эти дни омрачены печалью и тоской, как первые пробы Фицджеральда себя в литературе, и мне приходится занимать себя чем-нибудь, потому что, кроме Ф, никто не способен выдерживать мое нытье больше десяти минут.
Обычно я занимаю себя страданиями в такие моменты. Я превращаюсь в хмурого тюленя, который, завернувшись в одеяло, таскается по дому, изображая вселенскую скорбь и переживание глубочайшей эмоциональной травмы, и в старческом маразме бормочу под нос: «Брошена! Придуманное слово!...», которое дополняется «Шаганэ, ты моя Шаганэ» и завершается пассажами из партии Онегина. Моя мама в это время набирает 103 и ждет гудка.

Я искренне считаю, что нет другого способа справиться с душевными переживаниями, кроме как лечь на пол, подумать о том, насколько жалкая твоя жизнь, заплакать, потом перебраться в другую комнату, поплакать еще там, параллельно натягивая на себя какую-нибудь одежду и остатки самооценки. Взять сумку. И уйти тратить деньги.
Каждый раз, когда внутри меня возникает дыра, я испытываю желание наполнить ее вещами. Я покупаю зефир, черничное варенье, лейкопластыри с дракончиками, голубые чулки, резинку для волос, которые у меня никогда не отрастут, белье с единорогами, слоеное тесто, картонную елочку, пахнущую хвоей, карандаши 2НВ, пластмассовые линейки, журналы с Тимом Ротом, альбомы Мадонны. И, конечно, я покупаю много книг. Я покупаю очень много сентиментальных книг.
У меня есть дурацкая привычка выбирать книги в те дни, когда у меня разбито сердце, а в эти дни идеальной книгой для меня будет даже пятистраничный буклет с надписью Arrial-ом: «Как забыть ту, от любви к которой вы умираете ежедневно, и перейти на употребление спиртного». Иногда я даже покупаю дамские романы со звучными названиями: «В плену у любви», «Мой сладкий грех» (я довольно долго считал, что это книга о десертах) и «Только твои объятья». Ни для кого не секрет, что я собираюсь вырезать буквы из названий этих книг и составить из них предсмертную записку. Хитро? Да. И очень коварно.

Моей последней такой покупкой стал роман Сары Уинман, «Когда бог был кроликом». Казалось бы, что можно ожидать от женщины, чья фамилия омонимична Уитмену, и, значит, обрекает писать ее странные вещи и менять ориентацию, как перчатки? Но Сару, наверное, никто не предупреждал о том, что ей на роду написано стать неудачницей, поэтому она написала вполне пристойную книгу, над которой я подло хихикал в нескольких местах. «Когда бог был кроликом» - это «типичная слезогонка», как выразился бы Белинский, потому что темы домашнего насилия, сефл-харта, гомосексуализма, бигендерности, смерти, рака, несчастной любви и, конечно же, неизвестности будущего раскрыты полностью. И кое-где мелькает тема подросткового секса, но мы с вами взрослые люди, нам это не нужно, мы же читаем книги ради глубины, ради смысла.


У Сары Уинман на редкость смешные шуточки про гомосексуалистов – разве что сами гомосексуалисты шутят о себе смешнее – и очень трогательные описания детства и переживания маленьких драм (разорванное платье, смерть кролика, переезд на другое место), но разве этого было бы достаточно, чтобы я посоветовал вам эту книгу? Конечно нет.

Я советую ее вам потому, что после ее прочтения вам станет тепло, и вы напишете человеку, которого давно-давно не видели: «Эй, привет, как у тебя дела? Пришло время отдать тебе кассеты с черепашками-ниндзя!». И, возможно, наконец испечете маме овсяное печенье.
О боже, ну и вдруг вы почувствуете себя людьми?

@темы: тексты, книги, Лашден, стыдоба-то какая

03:33 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
- ... и это такое чувство, как будто ты бежишь с горки, и от ладоней пахнет полынью, и ты уже не можешь остановиться, и знаешь, что обязательно упадешь, и колени саднит от одного этого ощущения падения. Но ты бежишь и бежишь; ветер свистит в ушах, а ты делаешь рывок, самый, самый последний рывок, ты отшвыриваешь себя в сторону, и воздух ударяет наотмашь.

И ты падаешь.
Ты задыхаешься.
И смотришь наверх, чувствуя во рту не кровь, а облака.

- Это чувство, дорогой, - она улыбается и целует меня в плечо, - называется любовь

хх

Это чувство называется: "Антон Лашден, не хочешь ли ты пойти спать до того, как ты найдешь себе очередную причину для страданий".

х

Очевидно нет, и только в кого я такой мудак.
Мечтала ли моя мама, что я вырасту таким кретином.
Или она все-таки считала, что у меня есть шанс.

Трек Hurt, этакий бодрый детский хаус, под который здорово сидеть под столом и смотреть на полную луну, и обнимать горшок с миртовым деревом, спрашивает меня, нашел ли я свое место в мире.
"Я идеально помещаюсь в шкаф для пальто", - отвечаю я треку.

Я идеально помещаюсь в шкаф для пальто.
Похорони меня в этом шкафу.
Эй давай, будет весело, я принесу праздничные колпаки.

@темы: тексты, Лашден, стыдоба-то какая

URL
22:43 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.


РЕБЯТКИ.
РЕБЯТКИ.
МЫ ЖЕ ВЫЛОЖИЛИ СОДОМ.


я сам в Калининграде, все хуево и одновременно хорошо, у меня все пишется, главы к 1-2-3 будут к началу августа, всех люблю, целую в щеканы вас, братья, жму каждому руку и улетаю на крыльях мечты и наркотиков

@темы: Антон Лашден решает не умирать, Лашден, стыдоба-то какая, Не понятый чернью гей-дворецкий, Прими свои наркотики и ляг спать, Это мой мальчик!, Я завещаю это своим детям, до того, как стало мейнстримом, Лили

23:55 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Многие из нас хотят любить и быть любимыми.
А я бы вот не отказался от того, чтобы жрать и не толстеть.

@темы: Это мой мальчик!, Прими свои наркотики и ляг спать, Лашден, стыдоба-то какая, Я завещаю это своим детям

главная