Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

United States of Postmodernism

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
04:18 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Не сегодня.
Не завтра.
По возможности, никогда.

00:31 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Пил кофе.

Года три назад, когда я готовился к олимпиаде по белорусскому, мне надо было приходить после занятий для улучшения моих фонетических познаний, которые, кстати говоря, по-прежнему оставляют желать лучшего. К началу восьмого урока в гимназии пустело, я брал вещи и шел, как на казнь, в кабинет языка.
Проблема не в том, что мне не нравилось. Просто есть такие вещи, которые трудно объяснить другим людям, и мне трудно рассказать, почему я не пишу на белорусском, хотя я был бы готов умереть за белорусскую литературу. Ладно уж, за свою литературу. За свою историю.

Привет вам, активисты БНФ, пришлите мне пригласительный на свою встречу, я все равно ее пропущу.

К фонетике.
Я ее просто не чувствую. Язык - такая штука, тут как ни учи, что ни делай, если не чувствуешь - можно бросать. В английском, русском, немецком я знаю даже интуитивно, как мне и что сказать. Для меня белорусский - любимая жена, которой я изменяю семнадцать лет и по крайней мере пять из них чувствую вину.

Маріна Мікалаеўна, и только так, занималась со мной около трех часов, пытаясь возвести хрупкую логическую конструкцию языка в моем сознании...
Дьявол, я не могу этого не написать.
Она была чудесной: невероятно хрупкая, худая, волосы сплетены в косичку, маленькое черное платье и постоянно смеется.
Для меня язык начался с нее, хотя уже было поздно: открыть для себя в четырнадцать, что ты беларус, - это было ударом для моего эго.

"Я и язык: я влюбляюсь в него". Было это так. Я сидел и читал "Партизана" на уроке литературы, пока все читали "Раскіданае гняздо", которое я кончил.
ММ: - Што Вы чытаеце, дружа?
Тони: -Часопіс.
ММ: -Ну дык схавайце яго.
Тони: -Але ж ён на беларускай.
ММ: -Іншая справа, - и улыбается, стерва! Знала ведь, что с этого все и начнется! Этот дьявол, этот демон он дал понять мне, что белорусский язык открывает передо мной те двери, которые закрыты для других. Лучше любого хранителя ворот Кафки!

Я любил ММ судорожно, тайно, как журналы с порнографией, потому что у меня дома не говорили на белорусском, о черти, они хотели лишить меня этой свободы своего родного языка!
И, блять, лишили же.
Но она, она говорила на нем всегда, даже если я обращался к ней на русском, она была Мадонной, она была Мона Лизой, она была, черт ее дери! Такой неудержимой в своей любви к Беларуси, что даже сейчас я бы постеснялся с ней соперничать.
Она была одной из последних, кто успел влюбить меня в них, пока я не погряз в мизантропии. И она влюбила меня не только в себя, но и в язык.

И после четырнадцати лет он пришел ко мне. И это было большим для меня облегчением, потому что я нашел часть ответа на вопрос "Кто я есть?". Я баловался с ним, как с собакой, я бросал ему фразу - он приносил мне глаголы, наречия, существительные. Мы вместе спалі, хадзілі на заняткі, гулялі з сябрамі, и они все такие: "Матерь божья, у тебя новый язык! Дай-ка я его поглажу!".
Это было чудесно.

Я сходил на олимпиаду, провалил грамматическую часть и получил лучшую оценку за "устную часть".
Он был во мне, мой язык. И мне было просто на нем говорить, любить, петь. Мне хотелось на нем жить.

Я пришел к ней после тура, она спросила меня, чего мне хочется, "кава ці гарбата?", а я, о позор мне, забыл, что "чай" - это "гарбата". Согласитесь, если отрешиться от знания, что есть что, "гарбата" - куда больше "кофе". Горы там. Плантации. Черные рабы, - я думал приблизительно в этом ключе.
Она поставила передо мной фарфорофую чашечку с кофе, сказала, что его привезли из Германии и начала болтать всю эту женскую чушь, которую говорят проигравшим, пытаясь сделать вид, что пятое место - это нормально.

Вашу мать, я чувствовал себя на первом! Я знал, что я победил, а жюри могут делать с этими дипломами, что хотят. Даже подписывать их своим детям.

А потом, пока я жевал перемолотые зерна, а за окном падал снег, она долго-долго смотрела в темноту.
И она показалась мне такой одинокой, знаешь, какими кажутся только белорусские девушки зимними белорусскими вечерами.
И я вернул ей.
Давайте, нападайте на меня, ванильные женщины, отбирайте последнее, но я отдал ей язык.
Он, по идее, должен был быть моим, но. Мне дали им воспользоваться, чтобы я прочувствовал, каково это принадледлежать к числу тех, кто кивает в знак приветствия Витовту, смеется с шуток Калиновского, танцет с Уршулей Радзивил.
И я прочувствовал: я буду защищать его до последней капли чьей-нибудь крови. Даже если не пророню на нем ни слова больше.

Русалочка отдает голос за то, чтобы ходить.

Я был таким самоотверженным юношей, это что-то.

@темы: тексты

18:50 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Название: Rock-n-rolla
Автор: Entony
Бета: the absurd
Фэндом: Durarara!!
Персонажи: Шизуо/Изая
Рейтинг: NC-17
Жанры: Драма, POV, Слэш (яой)

Предупреждения: Нецензурная лексика, BDSM, OOC, Насилие

Саммари: все фильмы Гая Ричи.

Комментарий: NC-17 стоит здесь не просто так. Наркотики, насилие, разврат, детальные описания всего, что придумал мой воспаленный разум, нецензурная речь – все это есть. Будьте бдительны и предохраняйтесь при чтении.
Права: в этом мире мне ничто не принадлежит


текст

@темы: fiction

00:22 

Мы нашлись.

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Я ужасно вам двоим благодарен.


Мы нашлись.

Не смог прекратить любить тебя.
Ни сегодня, ни вчера, ни год назад, ни в прошлой жизни.
Каждая клетка меня хранит в себе память о любви к тебе, поэтому каждое новое существо, которым я становлюсь, по-прежнему находит тебя и дарит тебе всего меня. Из пепла моих сгоревших предсмертных записок фениксом рождаются новые стихи к тебе. Из моей смерти рождается твоя новая жизнь.
Я буду любить тебя до скончания веков, и даже когда мир прекратит существовать, моя любовь, разлитая в небытии, отыщет тебя, как охотничья собака, и свернется подле твоих ног.
Мы нашлись.
И теперь никогда не потеряемся.

Я курил в купе, и искры от сигареты взлетали к верху. Я курил, кутался в запах сигарет, изучал лавандовое поле за окном.
О этот надоедливый пейзаж.

Ты вошла.
Ты резко дернула дверь, резко бросила сумку, резко прикрикнула на кого-то в коридоре, резко выругалась, когда глубоко вдохнула мой дым, и резко, без всяких обязательств, надежд, признаний, обещаний, разбила мое сердце.
Ты вторглась в него, нарушая все приличия, когда села напротив меня, запрокинула ногу за ногу, и скривила губы:
-Это такая глупость: не разрешать курить в купе. Иногда курение может спасти беседу.
-Иногда оно может спасти отношения, - я потушил сигарету об оконную раму и потянул ее вниз.
-И как ты это видишь?
-Когда я хочу совершить какую-нибудь глупость, я начинаю курить, - произнес я и поцеловал тебя.
А ты рассмеялась в мои губы и сказала:
-Меня зовут Ночь, - я улыбнулся, продолжая прижимать свои губы к твоим губам, и это казалось таким естественным и приятным, будто бы я был создан, чтобы любить тебя. Будто бы это тело было рождено только с одной целью: любить тебя.
-Я не скажу тебе свое имя, иначе мы не сможем быть вместе.
-Не верь всему, что я говорю! – ты отстранилась и села. – Если ты будешь верить всему, то когда-нибудь я воспользуюсь этим и брошу в тебя: «Я лгала! Лгала все время!», и ты разлюбишь меня, мои слова. И мы не будем вместе. Это пугает меня.
-Почему же? – я поджал колени и снял обувь.
-Я росла, зная, что однажды мне придется тебя встретить. Даже если я возненавижу поезда, самолеты, корабли, велика вероятность, что один утром я открою глаза, а ты будешь сидеть на моей кровати. Я так боялась связать с тобой свою жизнь, потому что это очень непросто: доверить свою единственную жизнь кому-то. А тут ты… Я никогда не была готова: вставала на ступеньку и убегала от поезда. Плакала. Кричала, что не хочу.
Но мы должны быть вместе. Это неизбежно, - ты повернулась к окну. – Если я не буду с тобой, я не буду ни с кем. Во всех буду искать твои черты. Во всех буду видеть твое лицо и твои пальцы, и, не желая быть с одним тобой, я буду с тысячами тебя. Я не вынесу, нет, не вынесу, - ты закрыла глаза и обняла себя за плечи.
-Ты всегда можешь уйти, - я кивнул на дверь. – Я не могу тебя держать, потому что ночь утекает сквозь пальцы, даже если посадить ее на цепь или спрятать в тени деревьев. Она проливается на скатерть, запертая в бутылке, и пишет длинные грустные письма.
-Ах нет, ты все лжешь, лжешь. Я никуда не могу уйти, - ты расплакалась и достала платок, утирать свои чернильные слезы. –Мы всегда будем вместе, понимаешь? Совсем всегда. Я буду держать тебя за руку, даже если прекращу существовать. Я всегда буду рядом с тобой. Я не смогу уйти. Точнее, я буду вырываться, буду умолять прекратить, и ты будешь отпускать, будешь, куда же ты денешься, глупый? Ведь ты любишь меня. Но эта цепь между нами, она будет только натягиваться, и чем дальше я буду уходить, тем сильнее эта цепь будет тянуть обратно. Эта ядовитая змея прикует меня к тебе. И я смогу быть счастлива только с тобой. Как мне не возненавидеть тебя за это?!
Я кивнул и закрыл глаза.
-И это даже не все, ты не обо всем сказала. Ты будешь вынуждена ждать меня иногда по полжизни, иногда всю жизнь, иногда даже после смерти, потому что мы должны быть вместе. Если нас нет, нет ничего. Мир не существует. Наша любовь приводит все в движение. Мы ответственны, ты понимаешь? – платок становится совсем черным, и ты выбрасываешь его в окно.

Небо застилает черный шелк, и то тут, то там появляются редкие звезды.
-Это будет разрушать тебя, потому что по-настоящему сильная любовь не оставляет в живых никого. Сначала она убивает боль, потом грусть, потом одиночество, а потом она убивает тебя самого. Она разрушительна.
Ты коснулась моей белой полупрозрачной кожи, и соленые чернила потекли вдоль моих вен.
-Я не смогу. Не смогу, - ты закусила губы и зажмурилась. –Я еще не любила тебя, но уже очень устала. Я не могу больше.
Ты ведь понимаешь, да? – ты обреченно смотришь на меня, ища какой-то поддержки.
-Нет, нет, я ничего не понимаю! - я яростно закуриваю, и ты прячешься от ярких вспышек. –Э то я устал! Я! Я так долго ждал тебя, что мог бы и умереть несколько раз за все это время! Искал тебя в других людях, в жестах, в словах, читал чужие письма, надеясь найти подсказку, хотя бы полслова о тебе! Устал слепнуть на солнце, в надежде высмотреть тебя на том краю неба! Что ты знаешь, Никта, об усталости?!
Вечность! Я ждал тебя целую вечность! До хрипоты звал тебя по имени, думая, что ты придешь ко мне, сжалишься! Исходил на крик, проклиная тебя, потому что ты никогда не появлялась! Вечность меня раздирала моя любовь к тебе и моя ненависть к тебе!
Я ненавижу небо! Ненавижу звезды! Ненавижу весь этот мир, какого черта он существует, если для меня не существуешь ты?! Почему я должен понять?!
-Ах не кричи, не кричи! – ты протягиваешь мне ладонь, я касаюсь твоей прохладной кожи, и купе наполняется белесым утренним туманом. – Вечность – это недолго. Не так долго, сколько мы будем вместе, - ты с грустью смотришь в окно. –Ночью лаванда пахнет особенно остро; говорят, что если потереть ее в ладонях около четырех утра, то она рассыпается на мелкие-мелкие лепестки, и эти лепестки складывают имя твоего возлюбленного.
Что я только не делала… - ты поворачиваешься ко мне и открываешь сумку, а та вся заполнена этими фиолетовыми лепесточками, того же цвета, что и твои глаза, и ты со злостью берешь горсть и бросаешь в меня, будто бы я в силах что-то изменить. –Как я только не уговаривала эти цветы! – ты повышаешь голос и распахиваешь глаза шире, почти готовая расплакаться. –Ты делаешь мне только хуже своей любовью!
Я беру тебя за руку и сжимаю пальцы.
-Это неизбежно. Наша любовь неизбежна. От нее нельзя спрятаться. Ею нельзя пренебречь. Она неотступно следует за нами, будто блудная собака, и мы кормим ее собой. И чем крепче, чем здоровее становится наша любовь, тем меньше сил у нас сопротивляться ей. И настанет время, когда мы, взявшись за руки, отдадим ей последнее, превращая самих себя в нашу любовь.

Легкий запах лаванды и холодного утра.
Небо за окном светлеет, и ветер колышет высокую траву.

-Пойдем, - ты не вырываешь руки, и мы выходим из поезда.
Мои ноги окунаются в приятную прохладу ночи, которая еще притаилась кое-где в листах лаванды, а ты бросаешь мою ладонь и убегаешь вглубь поля, распахнув руки навстречу ветру.
Ты стоишь долго-долго, обнимая его, и он заплетает тебе волосы, пока ты рывками танцуешь, приминая цветы.
-Пообещай мне! – ты кричишь, стоя ко мне спиной. – Пообещай, что только так это все и будет! Что мне будет плохо, больно, невыносимо! Что я буду страдать! Что буду жалеть! Что захочу уйти от тебя! – ты замолкаешь, поворачиваешься ко мне и медленно идешь обратно, рукой отлавливая последние звезды. И в нескольких шагах от меня замираешь, поворачиваешь голову в сторону рассвета и, вытягивая свою полупрозрачную руку навстречу лучам солнца. – Но я буду так сильно любить тебя, что буду терпеть. И буду прощать. И буду ждать тебя. И буду бояться проснуться в мире, где тебя нет.
Я улыбаюсь, и солнце восходит, а ты присаживаешься в траву, и теперь почти растворяешься в этом бесконечном поле.
-Я обещаю тебе. Мы не были вместе достаточно долго, чтобы теперь быть вместе всегда.

Ты протягиваешь мне руку, и я поднимаю тебя, хрупкую, легкую.
-Феб, мне ужасно холодно, - ты прижимаешься ко мне. –В этой новой жизни по утрам мне очень холодно.
Я смеюсь и протягиваю руку к небу.

@темы: тексты

05:31 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Встретил рассвет. Рассвет встретил меня. "ну ты и хуй, Антон",- сказал мне рассвет. "ничего не знаю, дай пройти локацию",- ответил я.

03:50 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Чего-то мне не хватает.
И я прямо на крик от этого непонимания.

Из "мушки": Ее слезы были горькими, потому что были наполнены ее воспоминаниями.

Все так течет.
Будь возможным никогда не спать, чтобы не упустить ни секунды, которые я трачу ни на что, я бы не спал.

Чем больше я задаю вопросов, тем меньше ответов я получаю и тем меньше уверен в том, что уже знаю.
После полуночи я такой агностик.

Я, наверное, очень страдаю, что мне не с кем пойти полежать на диване и послушать музыку. Я стараюсь просто не думать о том, что, скорее всего, моя стратегия отношений с людьми делает меня несчастным.
Ведь это и вправду веселит какое-то время.

А потом, 2:48, 28 число, и такая тоска, что хоть вскрыться в ванной.

Я не могу сказать, что жизнь, которую я проживаю, скучна, неинтересна и плоха. Она отличная. Только, наверное, мне бы хотелось иметь какую-нибудь другую жизнь. А по возможности, никакой жизни.

@темы: рефлексия

04:03 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Придя в отчаяние и от любви и от целомудрия, я, наконец, решил, что мне еще остается разврат – он прекрасно заменяет любовь, прекращает насмешки людей, водворяет молчание, а главное, дарует бессмертие. Когда ты, еще не потеряв ясности ума, лежишь поздно ночью меж двух проституток, начисто исчерпав вожделение, надежда, знаете ли, уже не мучает тебя – воображаешь, что отныне и впредь, на все времена, в жизни твоей воцарится холодный рассудок, а все страдания навеки канут в прошлое.


настоящий разврат – сущий избавитель, потому что он не налагает никаких обязательств. Распутствуя, думаешь только о самом себе, поэтому-то больше всего и развратничают люди, питающие великую любовь к собственной особе. Разврат – это джунгли без будущего и без прошлого, а главное, без обещаний и без немедленной кары. Места, предназначенные для него, отделены от мира. Входя туда, оставь и страх и надежду. Разговаривать там не обязательно, то, зачем пришел, можно получить и без слов, а зачастую даже и без денег – да-да.


Только ты меня и понимаешь, Альбер.

23:23 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Название: Rock-n-rolla
Автор: Entony
Бета: the absurd
Фэндом: Durarara!!
Персонажи: Шизуо/Изая
Рейтинг: NC-17
Жанры: Драма, POV, Слэш (яой)

Предупреждения: Нецензурная лексика, BDSM, OOC, Насилие

Саммари: все фильмы Гая Ричи.

Комментарий: NC-17 стоит здесь не просто так. Наркотики, насилие, разврат, детальные описания всего, что придумал мой воспаленный разум, нецензурная речь – все это есть. Будьте бдительны и предохраняйтесь при чтении.

Права: в этом мире мне ничто не принадлежит

 

текст2

@темы: fiction

03:47 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Ничерта не помогает этот крем.

Я пытаюсь подрабатывать психологом по выходным четвергам: "Что Вас беспокоит? Нет, это не депрессия. Просто уплатите налоги и усыновите ребенка из Южной Африки", "Да, я вижу этого человека, но это моя галлюцинация, а не Ваша".

- Когда тебе что-то не нравится, ты дергаешь плечом.
- Что?...
- Ну, когда, к примеру, Влад до тебя дотрагивается. Или вообще происходит что-то, что тебя раздражает на таком глубоком уровне, что ты не можешь это подавить, как обычно делаешь с большей частью эмоций.
- Я плохо переношу чужие прикосновения в принципе.
- Но я же касаюсь тебя, и все в порядке.
- Потому что я контролирую ситуацию. Приблизительно это звучит так: "Тристан Тцара, без сомнения, был великим художником, но... спокойно. Это Алеся. Она не причинит вреда. Все в порядке. ...но его также можно назвать великим писаталем, так как... успокойся. Все в порядке. Пожалуйста, продолжай сохранять спокойствие"

До класса седьмого у меня практически не было пальцев в том смысле, в котором все о них думают. Теперь, когда я настолько умело пользуюсь руками, воспоминания о боли практически исчезли, и я с трудом представляю себе, как в том аду можно было жить.
Ты не можешь касаться большей части вещей. Не можешь пожать кому-нибудь руку. Не можешь писать.
Не можешь, но ты успеваешь лучше всех в классе. Не можешь, но ходишь три раза в неделю на тренировки. Не можешь, но исписываешь тетради убористым почерком.

Потому что это не может твое тело. А ты. Ты по-прежнему можешь все.

Кожа слезала с пальцев, и они всегда находились в состоянии кровоточащего мяса, а когда было совсем плохо, еще и появлялись глубокие трещины и приходилось бинтовать запястья. Спроси меня о боли - я знаю о ней все.
Я абсолютно искренне ненавидел свое тело. И так же искренне не воспринимал его как себя. Тело - это только тело. И, если адекватно шутить, поддерживать беседы об играх на приставке и ударять соседа по парте в плечо, об этом все забудут. Как забыл ты.

Это было невыносимо по нескольким причинам:
1. С этим ничего нельзя было сделать. Временами становилось лучше, временами хуже. Но кровь шла не переставая.
2. Никто не мог сказать, когда это закончится. "Может, через год. Может, через пять лет". Пытка могла оказаться вечной
3. Мне некого было просить, чтобы он прекратил это. Если есть мука, должен быть и мучитель, но логика не действовала в этой сфере.

Но хуже всего было то, что всё, к чему я привязывался или что мне нравилось, обрекало меня на страдание. Я не мог погладить свою собаку. Не мог прикоснуться к своим друзьям. Нахуй надо было.

Самое неприятное воспоминание: я стою в туалете и, отклеив пластыри, засовываю в рот кровоточащие пальца и облизываю их, облизываю, кайфуя от прохлады.
Входит одноклассник.
- Что ты здесь делаешь?
- Это твое дело?
- Я могу чем-то тебе помочь? - чем ты можешь мне помочь, отъебись от меня, я хочу быть один, что ты вообще понимаешь.
И он уходит, а я, больше похожий на псину, чем на человека, проталкиваю пальцы в глотку.

А потом мне исполнилось 12, и все прошло. И я пользовался этим, как мог: имел такой тактильный опыт, с восторгом касался всех предметов, - но все равно не мог позволить, чтобы касались меня.
Я не знаю, как одно перешло в другое, и почему теперь в каждом человеке, который пытается дотронуться до меня, я вижу врага, и он вызывает у меня отвращение. Я отлично сознаю, какие это странные отношения, когда "я тебя трогаю - ты не смеешь меня касаться. А если касаешься - я ухожу".

Но я просто не могу никому этого доверить: боль, которую я испытывал, прикасаясь сам к себе, оставляя на лице алые полосы. Эта боль никуда не уйдет.

И когда ты проводишь по моим скулам, я играю в очень сильного мальчика. И ты не представляешь себе, как ты заставляешь меня страдать.

@темы: рефлексия

01:21 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.



Название: Rock-n-rolla
Автор: Entony
Бета: the absurd
Фэндом: Durarara!!
Персонажи: Шизуо/Изая
Рейтинг: NC-17
Жанры: Драма, POV, Слэш (яой)

Предупреждения: Нецензурная лексика, BDSM, OOC, Насилие

Саммари: все фильмы Гая Ричи.

Комментарий: NC-17 стоит здесь не просто так. Наркотики, насилие, разврат, детальные описания всего, что придумал мой воспаленный разум, нецензурная речь – все это есть. Будьте бдительны и предохраняйтесь при чтении.

Права: в этом мире мне ничто не принадлежит

 

текст3

@темы: fiction

02:21 

Литературный вечер имени крысы Иммануила Канта

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.


На картинке - Ковалевский.

Подборка разные стихов и не стихов, так или иначе посвященных Рин.
Стихов, которые я так или иначе посвятил бы кому-нибудь из вас, которые не посвятил бы никому.
И не стихов, которые я прячу для себя и не читаю в телефоны.

вдохновляться

04:34 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
У меня есть... Это неправильное построение предложения. Живет некоторая А., которая снится мне вот уже на протяжении месяца. Мы с А. из разных городов, и по закону Милорада Павича, она никогда не должна была бы мне сниться, но А. плевать на Павича. Сомневаюсь, не плевать ли ей хоть на что-нибудь, что нравится мне.

Мои сны с А. носят крайне нездоровый характер. В этих снах я чаще всего пытаюсь убить А. Иногда она пытается убить меня, но так или иначе я, именно я, совершаю во всех снах последнюю попытку. Мне трудно сказать, почему когда я закрываю глаза, я начинаю так сильно ненавидеть А., что хочу ее смерти, и вообще та А., которая разговаривает со мной, не вызывает у меня отторжения. Она похожа на всех моих девушек сразу, поэтому я испытываю неловкость, ибо мне кажется, что она знает все, что я могу ей сказать, и все, что в действительности собираюсь, потому что эти суки присылали ей тоннами письма, рассказывая, что я говорил им.

Я люблю вас всех, девочки, но сейчас мы говорим об А. И если мы говорим об А, то все девушки вокруг А. - априори суки, а сама А. управляет ими.

Так вот. С реальной А. я не хочу и не могу сблизиться, потому что она кажется мне неимоверно далекой и, в общем-то, невыносимо близкой, и я вообще стараюсь не общаться с ней долго, чтобы не ляпнуть какой-нибудь чуши типа "обожемойпосмотрикакойзакатясейчасзастрелюсь".
Эта А. еще чужой мне человек.

А. в моих снах вызывает у меня бессильную злость. Основная причина, как я думаю, в том, что, когда я пытаюсь убить ее, она смотрит на меня так, будто бы ей безразлично, я это или не я. Будто бы то, что именно я пытаюсь убить ее, - случайность. На моем месте мог быть кто угодно.
И это угнетает меня.
В моих снах мы очень долго разговариваем. Ощущение разговора остается во рту после сна, и с утра мне особенно лениво произносить слова. Но я не помню, о чем мы говорим, и, более того, не помню, имеет ли это какое-то значение.

Я склонен полагать, что та А., с которой я сражаюсь, это А., которая уже познала на себе тяготы моего внимания и неразделенных чувств, поэтому я не могу видеть ее безразличие к своей смерти из моих рук. Эта А. уже не хочет иметь со мной ничего общего. Но она не находит в себе силы отказаться, и мы говорим, говорим, говорим.

Таким образом, у меня есть две А., с одной из которых я почти незнаком, точнее, я знаю ее в других людях, которых уже целовал, и другая А., которая хочет стереть нам обоим память и никогда не вспоминать, что мы были вместе.

В реальной же жизни у меня нет ни одной А.
Они как бы расставлены на двух концах моста, а я стою посредине и читаю Кафку.

@темы: тексты

23:52 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Это все было крайне внезапно.
А еще я потом уже вспомнил, что у тебя же действительно есть подружка-блондинка.

Название: Обладать и принадлежать
Автор: Entony
Бета: -
Рейтинг: NC-17
Фэндом: Durarara!!
Пейринг: Шизуо/Изая
Жанр: romance, PWP
Статус: завершен
Размер: mini
Саммари: опасный гетеросексуальный мир
Предупреждения: насилие, нецензурная речь, гетеросексуальные контакты
Права: искусство фикшена свободно от предрассудков и правообладания


текст

@темы: fiction

01:48 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Летние повторы:

1. "Страх и ненависть"
Я смотрю его раз в третий, но каждый раз так охуенен, что я не могу остановиться.
И вообще, я теперь смотрю на все свои любимые вещи и замечаю в них детали, которые раньше, по незнанию, пропускал мимо глаз.

К примеру, я только с третьего раза (!) вообще заметил, что в нем есть "голландские" съемки.

2. Терри Гиллиам, интервью
3. "Молчание ягнят"

Начал Адамса, "Чумные псы".
Пока никак.

И паралельно почитываю "Замок"

@темы: кино, книги

23:24 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.


Эх, как мы погуляли на славу! :

- Я пытаюсь контролировать себя!
- Да-да, Тони, ну давай, расскажи нам всем о самоконтроле!

-Мать твою, прекрати меня царапать! Ты думал когда-нибудь о том, что когда ты впиваешься людям в руку ногтями, им больно?! По твоему лицу вижу, что нет, но, блять, теперь задумайся об этом!

- Да, по твоим глазам, которые излучают счастье, я прямо вижу, как ты невыносимо страдаешь.
- Но, может быть, я синтезирую боль в радость?...
- ....
- Блять, ну до чего же хорош, а?!

Артем, я хочу тебя!

Рассматриваем фото:
- Мне кажется, я не похож на человека, который вслух произносит слово "хуй"
- Да у тебя тут просто рот закрыт...

03:38 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.




Название: Rock-n-rolla
Автор: Entony
Бета: the absurd
Фэндом: Durarara!!
Персонажи: Шизуо/Изая
Рейтинг: NC-17
Жанры: Драма, POV, Слэш (яой)

Предупреждения: Нецензурная лексика, BDSM, OOC, Насилие

Саммари: все фильмы Гая Ричи.

Комментарий: NC-17 стоит здесь не просто так. Наркотики, насилие, разврат, детальные описания всего, что придумал мой воспаленный разум, нецензурная речь – все это есть. Будьте бдительны и предохраняйтесь при чтении.
Права: в этом мире мне ничто не принадлежит


текст4

@темы: fiction

23:50 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
В честь своего отъезда устраиваю Содом.

Название: Корица
Автор: Entony
Бета: no
Рейтинг: R
Фэндом: Durarara!!
Пейринг: Изая/Шизуо
Жанр: romance
Размер: мини
Саммари: ты насквозь им провонял
От автора: хей, это же, святые угодники, третий фикшн по запахам! Если Вы хотите почитать, что случилось до этого, то «Мята» и «Ваниль» к Вашим услугам.
Посвящение: Рин, милая, будь очень счастлива. Я тебе приказываю.
Права: я их выкуплю. Когда-нибудь. Правда.

текст

Название: Мята
Автор: Entony
Бета: no
Рейтинг: R
Фэндом: Durarara!!
Пейринг: Шизуо/Изая
Жанр: romance
Размер: мини
Саммари: от кого-то пахнет мятой, и мы вычислим этого человека
Права: я их выкуплю. Когда-нибудь. Правда.

текст

Название: Ваниль
Автор: Entony
Бета: no
Рейтинг: R
Фэндом: Durarara!!
Пейринг: Шизуо/Изая
Жанр: romance
Размер: мини
Саммари: принцесс всегда спасают рыцари
Права: я их выкуплю. Когда-нибудь. Правда.

текст

@темы: fiction

14:18 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.




Название: Rock-n-rolla
Автор: Entony
Бета: the absurd
Фэндом: Durarara!!
Персонажи: Шизуо/Изая
Рейтинг: NC-17
Жанры: Драма, POV, Слэш (яой)

Предупреждения: Нецензурная лексика, BDSM, OOC, Насилие

Саммари: все фильмы Гая Ричи.

Комментарий: NC-17 стоит здесь не просто так. Наркотики, насилие, разврат, детальные описания всего, что придумал мой воспаленный разум, нецензурная речь – все это есть. Будьте бдительны и предохраняйтесь при чтении.
Права: в этом мире мне ничто не принадлежит

текст 5

@темы: fiction

22:12 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
«Первую половину своей жизни ты посвящаешь чтению книг, изучению классики и вообще стараешься стать как можно умнее, чтобы потом на протяжении многих лет постоянно сталкиваться с самыми разнообразными проявлениями слабоумия и маразма. И так до тех пор, пока ты, наконец, не осознаешь, что и в начале жизни у тебя перед глазами тоже были исключительно примеры человеческого идиотизма, ну разве что чуть менее разнообразные, однако по молодости и глупости ты их просто неправильно понимаешь, считая образцом для подражания».

Новое оправдание абсолютно всех моих действий: "Так писал Альбер Камю".
запись создана: 02.09.2011 в 20:28

20:51 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
Я хацеў бы спаткацца з Вамі на вуліцы
У ціхую сінюю ноч
І сказаць:
"Бачыце гэтыя буйныя зоркі,
Ясныя зоркі Геркулеса?
Да іх ляціць наша сонца,
І нясецца за сонцам зямля.
Хто мы такія?
Толькі падарожныя, - папутнікі сярод нябёс.
Нашто ж на зямлі
Сваркі і звадкі, боль і горыч,
Калі мы ўсе разам ляцім
Да зор?"


Макс

@темы: книги

главная