Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

United States of Postmodernism

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:59 

создавая тело

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.

Большая часть наших знаний о теле, в частности о теле женском, кажется существовавшей всегда. Академическая традиция предлагает рассматривать развитие анатомии и биологии как процесс, где количество знания постепенно возрастало, но никогда не менялось коренным образом. Мы знали мало — теперь мы знаем больше, и во многом это стало возможным благодаря тому, что научное знание свободно от внутренних оценок и интерпретации ученых. Однако насколько реалистично такое представление?

Традиция критики научных представлений о женском теле насчитывает не многим более 30 лет. В начале 80-х ученые из области естественных наук, знакомые с феминистической повесткой, начали использовать методологию феминизма для анализа гендерной необъективности знания (gender biased knowledge). Результатом этого анализа стали критические статьи о феномене женского тела: старается ли наука выявить объективные закономерности или же работает на усиление подчиненного положения женщин?

Первые шаги изучения гендерной необъективности были сделаны исследовательницами в биологии, анатомии и медицине. Приводя примеры того, как знание о женском теле было детерминировано социальным порядком, Нэнси Туана обращается к наиболее цитируемым в научном мире античным авторам: Аристотелю и Галену (Tuana, 1998), а Рут Хэбборт — к Дарвину (Hubbard, 1979).

«Холодное тело» Аристотеля и «фаллическая вагина» Галена

Для Аристотеля и Галена люди были сделаны из одного и того же материала: и у мужчин, и у женщин были одинаковые возможности в утробе, но особенности развития сделали их разными людьми и наделили разными способностями.

Согласно представлениям натурфилософов о развитии плода, тело человека создается под воздействием «внутреннего жара». Чем больше жара, тем более совершенным оно становится. Высшей ступенью развития тела античные авторы полагали выпуклый пенис, тогда как женщина, чей пенис «спрятан» внутри тела, — это испорченный инертный продукт, лишенный тепла — активности, а ежемесячная менструальная кровь — не что иное, как дефектная сперма.

Т.е. женское тело признавалось недостаточно развитым для самостоятельного производства жара. Будь тела женщин теплее, они могли бы рожать детей автономно, а не только быть пригодными в качестве сосудов для «жизненного сока» мужчин. Из-за того, что тело, а соответственно, и мозг женщины так и не выросли до «нормального», мужского размера, женщина не может справиться с такими социальными обязанностями как голосование, участие во власти и религиозных обрядах.
Поразительно, но данная теория стала основополагающей для изучения анатомического строения женщин и до ХІІІ века использовалась без каких-либо существенных изменений.

дальше

Полный текст: по ссылке

@темы: смичная аналитика, тексты, чужие ресурсы тебя ласкают, чужие ресурсы шепчут тебе, что тебе скоро, скоро заплатят

15:36 

гендерная политика

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.


Недавно мне посчастливилось работать с одним прекрасным документом, который называется «гендерная политика организации». Так как я верю, что все мы можем менять мир к лучшему, мне бы хотелось рассказать о том, почему гендерная политика организации все-таки важная штука, что в нее входит и на чем она основывается. Передо мной стоит очень непростая задача: заставить вас прочитать пост о корпоративной ответственности и корпоративных документах (I AM BORED, JOHN), поэтому, давайте я обрисую вам ситуацию.

У нас есть организация, которая занимается рекрутом супер-шпионов и супер-шпионок. Организация эта существует давно, ее деятельность регулируется указами Королевы и его святейшеством, Колином Фертом, и в своей работе она руководствуются достаточно простыми ориентирами. Компетенции первичны, все остальное – вторично. Звучит прельстиво: любой человек, вне зависимости от своего социального и культурного бэкграунда, может претендовать на то, чтобы получить работу в этом заведении херувимов. Прекрасно.

Мы идем с вами по коридору, где застелен красный бархатный ковер, и попадаем в конференц-зал, где приемная комиссия оценивает новых кандидатов и кандидаток. На вакансию нового агента в Восточной Европе было подано две заявки: одна – от Ильзы Лёнгстром, у которой есть двое детей и страсть к столярничеству, вторая – от Рона Блэка, не женатого любителя Уитмена и обладателя персидского кота. Ильза и Рон одинаково компетентны: у них была полевая практика, были стажировки в лучших группировках ниндзя, они умеют медитировать и готовы полюбить Ивана Дорна, если нужно. Приемная комиссия также считает, что они в равной степени подходят для работы по своему профессиональному опыту. Но вопрос, который они задают Ильзе: «Кто же останется с вашими детьми, когда вы будете на работе?». Почему-то, никто не хочет спросить Рона, что произойдет с его котом во время работы под прикрытием. Ильза, конечно, не может лгать: скорее всего, с детьми останется няня, а она будет стараться совмещать.
«Стараться совмещать…» - повторяют члены комиссии. Это может отвлечь Ильзу от ее работы. Это может (!) во время работы заставить ее думать о детях. Это, не для ушей королевы, может повлиять на ее результативность.
Конечно, чаще всего такая история заканчивается тем, что Ильзу не берут на работу и систематическое неравенство только закрепляется, но мы не в такой истории. Мы в истории, где один из самых волевых и сознательных членов комиссии говорит: «Секундочку, но ведь она профессионалка. А ее столярничество – это куда больший плюс, чем персидский кот. Мне кажется, мы должны нанять именно ее!». После этого, члены комиссии помогают Ильзе подобрать такой рабочий график, чтобы она могла видеться с детьми, и это не мешало бы ее работе. А еще они выделяют ей социальную помощь, направленную на то, чтобы Ильза, будучи матерью-одиночкой, смогла отдать детей в детский сад.

Гендерная политика организации – это такая вещь, которая снижает необходимость быть волевым членом комиссии: она создает регламент деятельности организации таким образом, что у женщин, мужчин и представителей других идентичностей появляются действительно равные возможности для реализации себя. Так как у вас нас разные жизненные обстоятельства, гендерная политика помогает нам интегрировать эти обстоятельства в нашу работу так, чтобы мы могли максимально полно реализовать свой потенциал.

++дальше++

@темы: смичная аналитика

19:24 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.


мое наивное увлечение заводами - это продолжение нереализованной детской фантазии стать неуязвимой машиной. меня захватывает сама идея того, что люди могут построить многометровые конструкции из стали, которые будут существовать и после маленькой человеческой смерти: победа машин уже произошла - мы просто продолжаем отрицать очевидное.

в 14 мне казалось, что я вырасту и безусловно стану героическим дополнением Евы 01, которое погибнет в не менее героической обстановке и не оставит после себя ничего, кроме виртуального воспоминания. этот сценарий так и остался не реализованным, как, впрочем, и героические зачатки моего характера, на счет которых я питал столько надежд. недавно я ездил в порт, где, рядом с пунктом приемом эммигрантов, стоит металлургический завод. рядом ничего нет, кроме старого здания вокзала и моря вытертого зеленого оттенка. очень тихо и холодно; в радиусе двух километров - ни одного человека.

теперь, в целом, я согласен на роль героя второго плана: стать одной из цифр в статистике жертв, дополнить пейзаж разрушения своим изувеченным телом - ни претензий на великие свершения, ни даже сил на претензии подобного рода. хорошо бы деконструировать это тело и стать чем-то более совершенным, каким-то более надежным вложением потенциала жить.

@темы: Подними индекс самоубийств своим вкладом, тексты

URL
21:01 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.


Я люблю думать о том, что Минск – это город мертвых заводов; тогда становится совсем не обидно, что закрывают книжные магазины, кофейни, выставочные залы – нам ничего этого не нужно. По-настоящему мы нуждаемся только в том, чтобы каждое помещение было переоборудовано в цех, с яркими лампами над потолком, с пожелтевшими от старости рабочими комбинезонами на стене и завывающей сиреной.

Вопрос о том, что изображать на сувенирах Минска лично для себя я уже давно решил: нужно в шесть утра зимой выходить на улицу Октябрьскую и фотографировать опустевшие трамвайные рельсы и мигающие заводские часы. А потом печатать эти фотографии, печатать их сотнями, тысячами, пока ты не поймешь, что именно это и есть дух города: омертвевшие здания с темными окнами, скошенные двери и монотонный черный фон.

В Амстердаме сладко пахнет марихуаной, в Венеции – кофе и сыростью, от Стокгольма отдает запахом корицы. Минск пахнет дрожжами.
Минск пахнет дрожжами и мокрым металлом.

Минск – это проржавевший остов железного монстра, проигравшего битву со временем; чужеродное тело, которое не может разложиться на составляющие, не может претерпеть изменений, не может переродиться. Десятки производственных помещений, брошенные на запустение, на медленное умирание.
Когда приезжаешь в Минск после долгого отсутствия, тебе кажется, что вокруг очень много пространства для того, чтобы быть одному. Куда бы ты ни пошел, что бы ты ни делал, тебя окружает пустота. Пустота не только в смысле городском застройки – белые пятна культуры, истории; люди, состоящие на 90% из пустоты и на 10% - из стойкого отвращения к собственному быту.

Минчане делятся на два типа: те, кто мечтает уехать, и те, кто уже перестал мечтать уехать и смирился. И если первые приятны в своем романтизме, то вторые готовы вгрызться тебе в лицо при первой возможности, при первом вопросе «Какие планы на следующий год?».
Планов никаких.
А, собственно, даже если бы эти планы и существовали: с годами они начинают повторять сами себя. Культурная жизнь здесь – это выставки, которые проводит горстка одних и тех же лиц; книги, которые пишет три человека и пес. И даже если ты не хочешь знакомиться с этими людьми, тебе все равно в какой-то момент приходится протянуть им руку; вы не друзья – вы вынужденные союзники, теперь вы будете обмениваться ссылками на какие-то проекты, теперь вы будете лениво перебрасываться музыкой и многозначительно молчать на вопрос «Что нового?».

Однажды и ты займешь место изношенной интеллигенции – стоит только подождать. Мы все вернемся в состояние обездвиженного металла, замрем в одной позе, вмерзнем в землю, пока вокруг будут сновать люди, спешащие на работу, ожесточенно сражающиеся за места в общественном транспорте.
Пускай, мои друзья не ходят работать на завод, но ведь кто-то ходит? Кто-то с утра поднимается, добирается до автобуса и через полчаса, почти перед началом смены, оказывается у ворот камвольного комбината – и Минск больше город этих людей, чем мой собственный.

Уникальное чувство разъединения с родиной; более глубокое, чем обида, которую таишь на человека, сказавшего тебе, что вы больше не можете быть вместе.
Уезжаешь – и никаких открыток на старый адрес, никакого умиления от фотокарточек с мест былой славы. Уезжаешь – и будто транспортировка прошлого стоила слишком дорого, и ты решил, что если память о городе не достанется тебе, то она не достанется никому.

В скором времени место, где ты вырос, переоборудуют в паркинг, а школу, куда ты ходил, снесут, чтобы на ее месте построить ледовый дворец средних масштабов. Постепенно вся память стирается: хорошо, если ты помнишь, что произошло год назад, но, честно говоря, ценность представляют собой только воспоминания вчерашнего дня.
Город, который не боится амнезии, потому что забывать нечего.

недавно очень смеялся: "настоящих минчан очень легко заменить: если кто-то говорит про Минск и самоотверженно, с чувством, с глубоким душевным надрывом поливает город дерьмом - так и знайте, коренной".

@темы: тексты

URL
00:13 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.


Приятно разучиться писать. Свобода от компульсий: больше не щелкаешь ручкой. не раскрываешь блокнот в надежде запечатлеть момент - ничего этого тебе больше не нужно. Нет никакого желания повторять реальность. Не покупаешь тетради, не расписываешь карандаши, не репетируешь ставить автографы на первых страницах книг. Не встаешь по ночам, чтобы записать 2 слова, имеющих приятный вкус точного описания, которое растворится в первой чашке кофе утром (по утрам ты смотришь на банальности, вроде "ночь черная" - и где теперь чувство сопричастности к вселенной после полуночи?)

Ничего не пишешь. Ничего не чувствуешь.
Постепенно превращаешься в ничто.

@темы: тексты

URL
14:08 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.


правильные слова


в чем разница между понятиями «женственность\мужественность» и «феминность\маскулинность» и почему нужно перешагнуть через вежливость и поправлять тех, кто считает их взаимозаменяемыми?

Дело вот в чем. Достаточно часто для того, чтобы это стало проблемой дискурса (то есть, проблемой того, как и о чем и в каких условиях мы говорим) в русскоязычном пространстве, люди используют понятия «женственность\мужественность» в разговорах о гендере.
Так как люди, по сути своей, свободны в выборе о том, что им говорить и какими терминами при этом пользоваться, наша задача не осудить и сжечь, а попытаться разобраться.

Корень зла лежит в том, что на сегодняшний день на постсоветском русскоговорящем пространстве отсутствует институт гендерных исследований. Исследователь_ницы разобщены, не имеют тесных контактов друг с другом и, соответственно, они лишены возможности вырабатывать правила игры относительно того, как говорить о гендере.
Большая часть исследователь_ниц использует англоязычные кальки. Это достаточно удобный прием, потому что (1) он дает исследователь_нице возможность оперировать словарем, которым оперируют исследователь_ницы на европейском пространстве и (2) не требует споров относительно значения понятия. Во многом из-за того, что исследования гендера в Европе имеют более долгую историю, чем те же исследования в СНГ, теория гендера на сегодня дает широкий выбор из слов, которыми можно описать гендер. У этой теории также есть свой рабочий методологический аппарат. Это означает, что за каждым термином закреплено свое значение и именно в этом значении этот термин используется.

Гендер в понимании, хотя бы немножечко приближенном к теории гендера, обычно описывается на базе понятий «феминность» и «маскулинность» (и, соответственно, может быть феминным, маскулинным и другим \\миллиарды вариантов, но не о них сейчас речь\\). Многим чужды эти слова, и они обращаются к русскому языку для того, чтобы описывать гендер.

ВЕДЬ ЗАЧЕМ ЖЕ НАМ ЭТИ ИНОСТРАННЫЕ СЛОВА, ЕСЛИ МЫ МОЖЕМ СКАЗАТЬ ЖЕНСТВЕННЫЙ И МУЖЕСТВЕННЫЙ ГЕНДЕР?

+++дальше+++

@темы: тексты, смичная аналитика

13:09 

chiiat

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
сходили вчера на кингсмен, я пришел домой и прилег лицом в целительные гифки из чата, но ничего не помогает и я горю, посему

СЛОВАРЬ ЧАТА





++4++

@темы: и шрифт, и дрифт

12:37 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.

~~~помосексуальность~~


Многие бинарные системы так или иначе опрессируют людей в квир-сообществе: маскулинный-феминный, женщина-мужчина, гомо-гетеро – это только некоторые примеры. Эта опрессия принимает разнообразные формы и часто жестко ограничивает индивидов в сообществе, поэтому критика и вызов, который бросается этим дуальным понятиям, не могут никого удивить.

Одним из самых ранних примеров можно назвать бисексуальную идентичность, которая была противопоставлена дихотомии гетеро/гомо, но вместе с тем не затронула бинарные категории пола и гендера.

Помосексуальность – это шаг навстречу тому, что расширить континиум сексуальности посредством разбития бинарной системы пола и гендера.

Чтобы понять эту концепцию, можно обратиться к ее морфологии. Шимель (Queen & Schiemel, 1997) пишет: «Помо – это сокращение от «Постмодернизм в искусстве», движение, которое возникло в противовес Модернизму и установило культурную легитимность любых взглядов и позиций». Квин добавляет: «Помосексуальность следует понимать как квир реальность, которая существует вне рамок гендера, полового сепаратизма и каких-либо эссенциалистких терминов сексуальной ориентации» [Т.е. терминов, которые приписывают явлению неизменный набор качеств и свойств].

Соответственно, помосексуальность может пониматься как «легитимность любых взглядов и позиций» в отношении сексуальности. Помосексуальность существует в пространстве, свободном от каких-либо определений сексуальности и гендерных идентичностей, она отрицает категоризацию идентичностей, так как предполагает бесконечное число возможных вариаций. Это культурный концепт, который предполагает отсутствие связи с какой-либо определенной сексуальной идентичностью и неспособность жестких категорий гендера, пола и сексуальности описать существующее разнообразие.
++
Так как помо – это культурная и социальная концепция, что-то вроде культурной установки на неадекватность бинарных категорий, термин нельзя использовать как сексуальную идентичность. Однако(!), помо в свое время дал жизнь термину пансексуальность, который, как раз-таки, является сексуальной идентичность.

Пансексуальность вне академической среды часто используется как термин, близкий к понятию «бисексуальности», но включающий в себя транс*индивидов и используемый вне бинарности гендера, которая заложена в «бисексуальности». В теории, пансексуальность – это прямо отражение помо в области сексуальной идентичности, которое убирает все категории гендера, пола и сексуальности и оставляет пустое пространство для поиска себя.


перевел Autumn Elizabeth, «Challenging the Binary: Sexual Identity That Is Not Duality»

@темы: lost in translation

URL
14:41 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.


Жизнь без языка, без родины; существование, оторванного от переживания "своего": мир целиком ощущается то как "мое", то как "чужое". И периодически ты то желанный здесь, то абсолютно посторонний, цепляющийся языком за зубы, разгрызающий свой акцент на горсть глухих шипящих согласных.
Ни дома, ни угла, куда заползти.
Аэропорты и штампы в паспорте как новая политика памяти.

xx

Как сорока, прячешь под кроватью красивые ленточки, две открытки с собаками, засохший остролист, растираешься в ладонях шишки можжевельника и закрываешь коробку, надеясь, что аромат сохранится. Пусть от тебя пахнет вином и сигаретами, но твой настоящий запах - запах полыни, свежескошенной травы; тебе бы вырваться из города, в первом же поселке оставить сумку с вещами и нырнуть в поле. Никому не отвечать, ни с кем не разговаривать, потерять собственный голос, вычистить голосовые связки от звука - превратиться в предвкушение самости. А вместо этого - прыгаешь с места на место, хлопаешь крыльями, перевираешь, переигрываешь, подражаешь чужим голосам, прячешь себя в коробку под кроватью с остальным хламом. Вместо порядка внутри себя - горы мусора; случайно заденешь одну такую кучу и останешься приваленным чувством вины, чувством опустошенности, сомнениями в правильности выбранного пути.

@темы: тексты

URL
01:19 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.



Может, это и есть новый дух времени, пахнущий мамиными вещами из 90-ых и средством от моли.


Пять из пяти разговоров, которые я завожу в течение недели, так или иначе, сходят с рельс специфического юмора и с визгом падают в щебень историй о том, как мои друзья, друзья моих друзей, я сам переживаем чувство одиночества.

«Как твои дела?»
«Сегодня, между тремя и пятью часами дня я лежал на диване и не мог подняться. Осознание нашей ничтожности во Вселенной и моей личной оторванности от происходящего выдавило из меня последнюю волю быть порядочным человеком».
«Ясно, понятно. Ну а как там на учебе?»

Мне кажется, существует большая вероятность того, что чувство изолированности обусловлено тем, сколько времени ты проводишь в интернете (и я готов быть побит камнями за эту банальщину). Ты читаешь больше. Ты узнаешь больше. Ты смотришь на большее количество фотографий. Ты слушаешь больше музыки. Ты поглощаешь больше и больше, пока в тебе не остается места для тебя самого.
Чем больше у тебя информации о мире вокруг, тем требовательнее ты становишься к тому, что окружает персонально тебя. Поскольку теперь твоя личность – это исключительно твои интересы и ничего больше, тебе приходится уделять внимание тому, чем ты интересуешься. Больше ты не готов общаться с людьми, которые шутят сексисткие шутки. Или с людьми, которые, находясь на грозовом перевале 25 лет, все еще питают литературные амбиции. Или с людьми, которые ищут духовного просветления через майки с изображением Будды.
Ты не готов общаться с людьми. Любыми людьми.

Чем легче ты ориентируешься в информации, тем сложнее тебе даются контакты с посторонними. Все вокруг кажется чужим, и ты кажешься себе бесконечно далеким от того человека, которого ты представлял на этом месте в детстве. Так ли должна была выглядеть твоя прическа? Такой ли должна была быть твоя манера речи? А лицо? Твои ли это тело вообще?
Ты хочешь вернуться; вернуться в свои шестнадцать, в свои одиннадцать, вернуться в детский лагерь, где ты был счастлив и отсутствие сна ночью воспринималось как приключение. Ты хочешь вернуться в экстатическое переживание первой влюбленности, в переживание первого горя (чувства, которое приелось за все эти годы). Вернуться в состояние бессмысленно бормочущего ребенка, вползти обратно внутрь матки и замереть, надеясь, что теперь тебя оставят в покое.

Во всем этом заметно влияние гена Одиссея: ты раз за разом возвращаешься в место, которое раньше было твоим домом, к людям, которые раньше были тебе близки, но никто из них не в силах опознать тебя . И ты нелепо оглядываешься по сторонам, ищешь подсказки, что делать. Но теперь – ни «Бога из машины», ни указующего перста, ни наставлений родителей.
Ни-че-го.
Каждый сам по себе.

@темы: тексты

URL
23:23 

gnp

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.



Воспитание ребенка без необходимости вписать его (ее) в определенные гендерные нормы называется
Гендерно Нейтральным Воспитанием (Gender Neutral Parenting, GNP)
.

Миф 1: Гендерно нейтрально воспитание – это воспитание андрогинов
Этот миф рассказывает о том, что гендерное нейтрально воспитание стремится создать агендерный мир, без каких-либо упоминаний о концептах феминного и маскулинного. Родители разрешают ребенку играть только с теми игрушками, которые подходят для обоих полов, использовать только нейтральные цвета и носить андрогинную одежду.

Реальность: Несмотря на то, что большинство статей в 1970-ых рассматривало андрогинность как часть человеческой эволюции – подразумевая при этом теорию о том, что гендерные роли получаются исключительно в результате научения – сегодня мы видим гендер как сочетание биологического и культурного компонентов.
ГНВ не старается сделать детей андрогинами, точно так же, как не заставляет их однозначно принять маскулинный или феминный гендер. Идея ГНВ в том, чтобы дать детям возможность самим найти комфортную и безопасную зону в обширном мире гендера.

++3++

@темы: книги

20:18 

вежливость

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
23:58 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.

Jerusha Clark with Dr. Earl Henslin, "Inside the cutter's mind"


Разные эмоции требуют разного выражения. Когда человек, которого вы любите, чувствует тревогу или злость, возможно, идея посмотреть фильм не принесет ему облегчения. Вместо этого, вы можете предложить ему сходить в тренажерный зал или порвать старые тетради. С другой стороны, когда человек чувствует себя слабым или подавленным, ей (ему) не очень хочется заниматься плаванием, зато на помощь могут прийти рисование или чтение.

Этот список представляет собой перечень занятий, которыми человек, травмирующий(ая) себя, может заняться сам(а) или вместе с вами, особенно в тех случаях, когда уровень тревожности слишком высок. Вы можете обсудить, что, на ваш взгляд, более приемлемо для вас и создать для себя новый список.

1. Слушать любимую музыку
2. Петь, играть на инструменте
3. Создавать что-нибудь (рисовать или разукрашивать, делать скульптуры, разукрашивать керамику, снимать фильм, вязать, рисовать мелками или с помощью пальцев)
4. Писать (написать письмо тому, кого вы любите, написать в дневник, сочинить что-нибудь, придумать зарисовку из своей биографии или биографии того, кому вы симпатизируете)
5. Физические упражнения (катание на велосипеде, плавание, йога, пилатес, ходьба, бег, аэробика, поднятие тяжестей, растяжка, боулинг)
6. Уход за цветами
7. Уборка или починка
8. Приготовление еды
9. Поездка на автобусе, метро или машине
10. Помощь кому-нибудь (не в эмоциональных переживаниях, но конкретных проблемах, связанных с «физическим миром»: уборка, починка, готовка, выполнение домашнего задания)
11. Игры с домашним животным и(или) плюшевыми животными
12. Проведение времени на солнце
13. Объятья с тем, кто вам нравится
++15++

@темы: книги, Я завещаю это своим детям

20:41 

go veggie

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.



развлекаемся теперь рисованием комиксом, путешествуем, do nothing

@темы: Я завещаю это своим детям, до того, как стало мейнстримом, Лили, и шрифт, и дрифт

19:53 

lit

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
02:02 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.

слово, которое повторяют несколько раз, теряет свой смысл; сон, который снится на протяжении долгого времени, теряет начало и конец, ты снова и снова приходишь в одно и то же место, ты видишь одни и те же лица, и никак не можешь вспомнить: как все это началось? почему я здесь?
я просыпаюсь в 5:49, смотрю на часы и снова ложусь, успокоенный тем, что время еще есть. "время еще есть", но лучше было бы отвлечься от концепции времени, от высчитывания: три дня до новой поездки. три часа до нового дня.

в питере: зубы сводит от желания зевнуть, пальцы чешут под кадыком и извлекают изо рта глухое, кашляющее "р". петляем от фонтанки до обводного, дома становятся одним бесконечным домом. каждый тебе сосед, каждый тебе близкий; сотни окон, сотни дверей. на перекрестке яркий свет разрезает воздух, и пространство выдыхает открытой раной. у с. не дом, а декорации к литературе русской эмиграции: высокий потолок, ступеньки, предназначенные для того, чтобы слышать в спину: "осторожнее!" - и не быть осторожным.

ночью светло, и он говорит: "и это - белые ночи? и все?" - и мы смеемся, долго, с этого, "и все". и это - моя жизнь? и все? и это - я? и все? мы смеемся; чем дольше, тем становится очевиднее, что перестало быть смешно.

я говорю: хочется в другую языковую среду, выйти из русского вон. привожу ужасающую метафору, в худших традициях почвенников: представь, что русский - земля, и я черпаю из него, вытягиваю подходящие слова, и из земли растут цветы ( -- из моего тела растут цветы, и это - вечность --) ; и однажды эта земля превращается в грязь, и я только пачкаю руки, я только мараю себя языком, который больше не описывает то, что мне хочется описать.

я хотел бы попасть в другое место, в другой город, в другую страну, молчать какое-то время, исключительно м о л ч а т ь.

@темы: тексты, письма с того света, Это мой мальчик!

URL
11:29 

cherikislove, louislove

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
14:44 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
все очень непросто, когда тебе 20


хх

и когда телефон зазвонил,
я не поднял трубку.

и я не сменил одежду,
и не помыл кружку,

я не нашел билеты на завтра,
и решил никуда не ехать.

я не стирал белье
и не погладил рубашку.

не подумал, что приготовить на ужин,

не посчитал нужным
позвонить маме.

я.
сутки.
лежал.
на диване.

и это был день,
когда у меня не осталось
сил;

День,

Когда я

Бросил

Жить.

@темы: тексты

URL
14:19 

в м е с т е н е в м е с т е \ с+ г

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.
в м е с т е н е в м е с т е


рисует: nollaig lou
записывает: тони лашден



Сэм х Грей

Я знала, что никогда не стану одной из ее подруг. Не стану близким для нее человеком. Я утешала себя тем, что порой приятельские отношения лучше, чем дружба. Лучше, чем близость. Я утешала себя этим, но помогало мало.


Познакомились мы на 1 курсе. В конце августа был общий сбор, где первокурсники встречаются друг с другом. Этот день был странным. Я думала, что приду туда и удивлю их, я думала, что приду – и начну говорить со всеми, сразу покажу, чего я достойна, что я умею. Мы начали представляться. Кто ты, как тебя зовут, что тебе нравится. «Что тебе нравится?» - спросили меня. Я замялась, хотя до этого придумала целую речь. «Я люблю писать». «Я люблю писать, я сама доброта», - сказала я. Она сидела напротив; посмотрела на меня и промолчала.

У нее были серые волосы с синими прядями и большие наушники. Теперь мне нравится серый. Теперь у меня есть большие наушники. Я стараюсь удержать ее образ.
Она курила Lucky Strike – и вот я их тоже курю. Это напоминает мне о ней. Я прихожу в университет и жду момента, когда на паре можно будет выйти покурить. В тишине. Дойти до того места, где мы стояли рядом, включить музыку, которую мы слушали, - и курить.

До первого курса я делила людей на мужчин, женщин, детей и котов. Я была воспитана в очень традиционной семье; носила юбки, выглядела очень женственно, считала, что можно жить только так, а все остальное – это временное. Не признавала ничего, что отходило от нормы.
Первых два месяца я ее ненавидела.

Я узнала об одной ее девушке, потом о второй, потом узнала о ее парне и просто не могла понять, как. Как она такая существует. Я не могла называть ее в мужском роде; я ее не понимала. Но написала ей первой: «Расскажи, что ты любишь есть». Она сказала, что это скучный вопрос; ее интересует музыка. Что ты слушаешь, какие твои любимые группы, слышала это? А это? – она похвалила мой музыкальный вкус.

Мы ставили вместе сценку для дня первокурсника, репетировали почти каждый день. Я пыталась понять и проникнуться тем, чем она живет. Мне очень не хватало человека, о котором я могла бы заботиться. Я пыталась занять себя чем-нибудь.
Начались мои приходы в университет с интересом: кто что сделал, как прошла репетиция. Она играла главную роль, поэтому я следила за тем, как она появляется на репетициях, как посещает пары. А потом она исчезла на полторы недели. Я написала: «Что с тобой?». Она ответила: «Мои проблемы – это мои проблемы». Я накричала на нее и сказала, что если она не придет в университет, до выпуска я не буду с ней разговаривать. В ответ я получила только одно слово. «Ладно».
От нее началась моя патологическая боязнь слов «Ок», «Ладно», «Хорошо». Как будто от тебя пытаются отвязаться. Как будто ты надоел.
Она пришла на следующий день.

дальше

@темы: тексты, вместеневместе, Подними индекс самоубийств своим вкладом, Антон Лашден решает не умирать

13:11 

I'm a five-pound rent boy, mr. Darcy.


Пояснения к Катуллу: "считается, что если люди не будут знать подробностей счастья, то не смогут сглазить", - но я ведь не в Древнем Риме.

Например, вчера он идет рядом и рассказывает, как провел день, и, пока говорит, аккуратно просовывает пальцы в карман джинсов. А я даже сформулировать не могу: "Ты выглядишь очень красиво", потому что рубашка подходит к джинсам, у тебя красиво завиваются волосы, ты выглядишь довольным и, конечно, пальцы в карманах (моя патологическая страсть к бунтарям и ковбоям? любовь к постерам Мальборо?). И я молчу, что очень непривычно, и с какой-то смутной неуверенностью перебираю собственный словарный запас.

Если к р а с и в о не описывает того, что я вижу, как, в таком случае, мне объяснить, что я останавливаюсь, потому что свет падает на лицо, и он весь выглядит сотканным из золота? как разложить на составляющие это колоссальное переживания созвучности, когда мы замечаем одну и ту же деталь, и следующие десять минут проводим, обсуждая ее? Сотни метафор для одиночества и боли - три штампа для того, чтобы описывать счастье.

Это становится конкретизацией: от тебя пахнет шалфеем, у тебя теплые руки, у тебя классная рубашка из денима, ты трогаешь себя за волосы, когда нервничаешь, ты морщишь нос, когда смеешься, ты обнимаешь за плечи, у тебя красивые глаза и губы - накопление, удержание. Папка с фотографиями для того, чтобы чувствовать счастье без непосредственной близости; какое-то кособокое, очень подростковое ощущение "меня-заставляет-радоваться-то-что-у-тебя-идеальная-линия-плеч", "меня-заставляет-улыбаться-то-как-ты-по-детски-стонешь-если-не-хочешь-что-то-делать".

У меня это вызывает косвенные ассоциации с Грецией: когда тепло, и вдалеке лениво облизывается море, и солнце печет в спину, и ты слушаешь музыку, которую раньше не слышал, и чувствуешь себя бесконечно счастливым, счастливым без конца.

Язык в качестве системы для выражения ощущений кажется мне невероятно убогим; вчера мне свело руку от желания обнять его - как описать это в словах? "Мы расстались 10 минут назад, я уже начал скучать без тебя?", "Кто будет смеяться с моих шуток про золотую молодежь Рима?".

Происходящее кажется мне клипом Эда Ширана; на заднем плане кто-то говорит: "I told you to be patient, I told you to be fine".

@темы: тексты

URL
главная